Страница 47 из 50 ПерваяПервая ... 374546474849 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 921 по 940 из 986

Тема: Анекдоты и веселые истории

  1. В Индии самолет застрял под мостом, новый мост глупости

    В Индии произошел комичный случай, самолет застрял под мостом, рядом с аэропортом Дели.




  2. Напомнило из детства: "Купи кирпич!"


  3. Человек после этого реально стал заикаться. Легла его жена с ребенком в больничку. Он их навестил, забрал пакет с грязным бельишком, приехал домой, пакет в ванную бросил. Дома — никого, естественно. По ТВ-3 обычные страшилки на ночь, передачка о призраках. Время к двенадцати ночи подбирается…
    Решил лечь спать. Пошел в ванную, умыться там, зубки почистить.
    Случайно наступил на пакет с бельишком.
    И вдруг откуда-то из-под ванны раздается голос: «Ты почему такой грустный? Давай с тобой поиграем…»
    У него — шок. Смотрю, — говорит, — в зеркало. А лицо у меня зеленое…
    В пакете с бельишком игрушка говорящая лежала.
    А ведь могли и без отца и мужа остаться.



    Сижу себе на пикабу, никого не трогаю. Рядом в обе ноздри сопит моя девушка. Вдруг глаза полуоткрываются и она в полусне говорит мне "Дай тарелочку самую маленькую". Я в небольшом шоке. Даю(творог перед сном ел, рядом стояло блюдце) Она берет блюдечко, кладет его РОВНО ПО ЦЕНТРУ КРОВАТИ и (ВНИМАНИЕ!) сверху накрывает моей подушкой, потом гладит подушку и говорит "Все хорошо, честно". Отворачивается к стене и смеется. Через 5 секунд продолжает сопеть...
    Вопрос: Мне экзорциста вызывать или шансы выжить еще есть?


    Этим вечером мы с моим другом Серегой пропустили по чуть-чуть пива, посидели, полялякали. Так как собрались достаточно поздно, то и посиделки закончили уже к двенадцати. Автобусы отчаянно не желали приходить на остановку, а доблестное такси "Олень" решило меня продинамить. В итоге Серегу я отправил в общагу, так как после 12.00 в нее сложно попасть, при этом уверил, что до дома добраться не проблема - таксистов дофига.

    И вот я стою на остановке с протянутой рукой и ловлю автомобиль. Ехать до меня двадцать минут. Через десять минут подъезжает первый. Мужик озвучивает цену в 500 руб.
    - Нет шеф, дорого. - Отсылаю машину. "Олень" мне назвал цену в 220 руб, так что край я готов был ехать за 300 руб.
    Еще десять минут и новая машина. Но мужик в мой район ехать не хочет. Через пять минут подъезжает мотоциклист:
    - Такси ждешь?
    - Да.
    - Тебе куда?
    Озвучиваю адрес.
    - Дорогу покажешь?
    - Конечно (а у самого в голове: круто поеду домой на таком крутом байке, вот здорово!)
    - Сколько предложишь?
    - 300.
    - Давай 400.
    - Договорились (желание прокатиться пересилило жабу во мне).
    Надо отдать должное парню. Он провел инструктаж, нацепил на меня шлем и убрал мою сумку к себе в рюкзак. И еще потом добавил, что чуть-чуть нарушает правила.
    Первый раз я понял, что до дома могу не доехать, когда мы преодолели путь от Гидромаша до Лядова за 10 секунд. При этом шумахер повернул ко мне голову и спросил:
    - Ты как?
    - Страшно, пи.дец как страшно!!!
    - А я чувствую, ты в меня вцепился (меня инструктировали, что ребра сдавливать впереди сидящего необязательно, а то ему дышать трудно).
    На Метро мосту я осознал, что голова в шлеме - единственное, что может прибыть домой целым, все остальное просто нахрен размажет по асфальту. Паренек молодец, поинтересовался, замерз я или нет. Да меня нахрен адреналин с ног до головы бил, единственное, что я чувствовал, что как в том анекдоте - одним местом могу лом перекусить.
    Третий раз я попрощался с жизнью уже на Московском шоссе возле спортмастера. Мы ехали, точнее летели в крайнем левом ряду. Впереди вырисовывается автомобиль, ряд справа тоже занят. По встречке тоже авто. Я автомобилист и путь торможения в принципе рассчитать могу. И тут я понял, что сейчас будет полный пиздец - дома меня сегодня не увидят. И у меня промелькнула замечательная мысль: "А ведь я мог доехать до дома за каких-то 500 рублей". Но парень, храни его бог и дай ему разума, прибавляет газу, выруливает на двойную сплошную, и мы проскакиваем в этот промежуток.
    Я, наверное, передавил ему ребра, так как после этого он повернулся и закрыл у меня на шлеме ветровое стекло. Я стал видеть только огоньки светофоров и перестал видеть попутные машины. За что ему спасибо, ибо я реально был близок "наложить в штаны".
    До дома я решил не доезжать, попросил остановить на площади Героев. Когда я слез с мотоцикла у меня реально дрожали ноги. Первое, что я сказал:
    - Е..ать как страшно!!!
    Уже потом "спасибо" и рассчитался. Он сказал, что первый раз у всех так, потом всем нравится. Еще добавил:
    - Вообще у нас дороги плохие, так бы и до 250 дожать могли бы. Если что обращайся.
    - Спасибо, хорошо (а у самого в голове: х.ен вам я еще сяду на мотоцикл).
    В общем, дорога у меня заняла менее пяти минут, для меня она пролетела за три мгновения. До дома я шел еще 10 минут и искренне радовался, что могу ходить. Эти строки я решил написать, пока с меня не вышел весь адреналин и еще колбасит, поэтому не судите за стиль.

    Резюме: мотоциклы не мое.




    Было мне лет 10.
    Случилось так, что родители приобрели нам с сестрой двухъярусную кровать.
    Мне, как старшему, выпала "честь" спать на верхнем ярусе. Предохранительных бортиков почему-то не предусмотрено. Солдатский вариант. Я же уже "большой"...))
    Настала первая обкатка спального места. Свет выключается, ночника нет. Приятный запах обновки, всем "споки ноки"...)
    Глубоко за полночь приспичило мне по маленькому. Естессно то, что я на втором ярусе, забыл напрочь.
    У меня на тот момент была привычка вставать "до ветру" перекатившись с кровати, выставить руки, коснуться пола. А потом с четырех костей встать и идти по делам.
    Спросоня перекатываюсь, выставляю руки, а там... черная пустота. ПУСТОТА, Карл! Космос, мать его!
    Начинается "провал" в тартарары... Эти "нано секунды" показались для меня вечностью. Потом благополучная стыковка организъма с полом. Грохот. Осознание, что я не на аццкой планете, а на домашнем полу, с выпученными от страха глазами. Приземление было безболезненным, если не считать "психо-душевной" травмы. Сердце колотится, даже забыл че хотел...
    До сих пор вспоминаю этот полёт-провал.

  4. в общем, не анекдот и не весёлая история, но темы другой я не нашёл.
    нашёл эту историю в просторах инета, копирую.


    Аристократка


    Весной 1992 г. служил я в штабе UNPROFOR (миротворческая операция ООН в Югославии - см.:
    http://www.un.org/en/peacekeeping/missi ... profor.htm) и со мной вместе служила коллега из Чили - Иоланда. Она была юристом (legal adviser) и занималась всеми юридическими вопросами - договорами, исками и т.п. Была она лет на 10 старше меня, всегда тщательно и со вкусом одетой (хотя вокруг 90% людей были военные разных стран в камуфляже), минимально, но привлекательно подкрашенной, сдержанной, суховатой, с очень неярким чувством юмора. Специалист она была исключительный - все выходившие из-под её пера бумаги были, что называется комар носа не подточит. Работала она всегда допоздна и доводила любой вопрос до совершенства.

    Но прям друзьями мы не были. На всяких междусобойчиках и других коллективных поддавонах она появлялась лишь на минуту и исчезала.

    Я слышал, что она раньше была судьей в Чили и что она из какого-то чилийского как бы аристократичэского рода. Но это меня не колебало, к аристократии я отношусь кое-как.

    Но вот где-то в конце марта нам выпало вместе поехать в командировку из Загреба: сначала в Бихач, оттуда в Банья Луку, а потом надолго в Сараево.

    Выехали рано утром, я заехал за ней и мы попилили вперёд из Загреба. Под Карловацем потеряли три часа на пересечение линии фронта (или перемирия - "линия додира" по српско-хрватски) и добрались до Бихача. Там уладили более-менее дела с договорами на аренду помещений для ооновских войск и другую юридическую хренотень, заехали в ресторан, где я в прошлый раз ел вкусную местную форель (пастрамка, по-сербски, как сейчас помню) но он уже был закрыт - хозяин дал дёру (и правильно сделал, как выяснилось позже). Еле нашли лавчонку, где купили воды и каких-то упакованных в целлофан убогих заедок. Время было уже часа три, а смеркалось чуть позже шести, и я понял, что надо поторапливаться.

    Тут я сказал: "Иоланда, что-то меня в сон тянет, порули пожалуйста с полчаса пока я вздремну". "Ты знаешь, Слава, я не вожу машину, извини", сказала она. "Нефиг себе", подумал я, но не сказал. Захотелось как можно скорее добраться до Банья Луки.

    По нормальной, главной дороге от Бихача надо было ехать киломентов 100 на восток до Яйце, а потом километров 70 на север до Банья Луки. Но поскольку это была главная дорога, то на ней наверняка будут с дюжину блок-постов с потерей времени на проверки, расспросы, рассуждения и т.д. и т.п. И тогда мне пришла в голову умная мысль: а не срезать ли угол, не поехать ли по второстепенным дорогам по диагонали через Босански Нови и Прийедор? Надо сказать, что эти свои прикидки я делал по мишленовской туристической карте всей довоенной Югославии (на которой у меня были нанесены линии фронтов и все известные засады), а никаких топографических, мелкомасшатбных карт у меня не было - они появились в операции лишь через год. На карте было видно, что впереди дорога пойдет как бы в гору, что она совсем не главная, но это как бы не огорчало, а радовало то, что мы где-то колометров с 80 срежем. Ну и отлично. И я свернул с главной дороги.

    Мы помчались вперед. Начал моросить мелкий дождичек, но я не обращал на него внимания - лишь включил дворники. Дорога шла в гору: сначала слегка, потом покруче. Потом еще покруче. Дождик стал ледяным. Потом сменился мелким таким, но настырным снегопадиком. Потом снегопад стал погуще. А дорога всё шла в гору. Потом снег стал идти хлопьями; на обочинах уже были видны сугробики, но небольшие. Потом хлопья пошли гуще, а сугробы уже приобрели как бы зимний вид. Дорога была покрыта девственным снегом, никаких следов машин проезжавших по ней до нас не было видно. Мне стало маленько не по себе.

    А стало мне не по себе от того, что мы ехали на простом седане, не на 4х4 (то ли на Фольксваген-гольф, то ли на каком-то небольшом Опеле), зимних шин на ней никаких, естественно не было, бензина было чуть больше четверть бака. Ну и т.д.

    "Да ладно, фигня всё", подумал я. Не возвращаться же, когда уже с полпути, если не больше проехали. Счас снег поутихнет, а нам осталось километров с 60 или около того, скоро будет перевал наверняка, так что все будет ОК.

    Но ОК как-то не выплясывался: снег повалил так, что вертевшиеся на полную мощь дворники еле обеспечивали видимость, а сугробы на обочинах выросли уже в половину человеческого роста. А дорога продолжала идти в гору, при этом сама дорога стала сужаться и уже не очень ясно отличаться от обочин. Машина стала юзить. Я переключился на вторую передачу. И при этом слегка зассал.

    Я скосил взгляд на Иоланду. Она сидела в своём легком плащике, с туфельками на шпильках, с воздушным шарфиком на шее и безмятежно смотрела вперед, слегка улыбаясь. "Правда, красиво?", спросил я для поддержания бодрости духа, - "из весны попали опять в настоящую зиму?" "Очень красиво, прямо зимняя сказка", ровным, ясным голосом откликнулась Иоланда. " Ну и дура же стоеросовая", подумал я, "нихера не понимает какой пиздедцц крадется незаметно" "В неведении - её счастье" - утешился я.

    А пидздецц уже не крался, а наступал боевой походкой. Снег валил как в пушкинской метели, дорога лишь угадывалась и я полз вперед на скорости где-то километров 15-20 в час.

    Стал думать - а не развернуться ли? Слава богу, сообразил не останавливать машину, а стал вертеть головой по сторонам. Слева - обрыв неизвестной крутизны уходящий в молочную белизну, справа - крутой горный склон. Пространства для разворота - ноль, водитель я неопытный, шанс сыграть в неизвестной крутизны откос - больше, чем хотелось бы. Надо ползти вперед.

    И я полз - то на второй, то на первой (при большей крутизне дороги) передачах. Стрелка бензобака неуклонно ползла вниз. В голове путано крутились дурные мысли: "На кой хрен решил угол срезать... В машине не переночуем - замерзнем... Обратно пешком не дойти если машина заглохнет..." Перспектива помереть такой дурной смертью выглядела довольно глупой и унылой.

    Стало смеркаться, но фары я не включал, боясь посадить аккумулятор. Отопление и радио я давно выключил с той же целью. В душе все как бы застыло и я лишь тупо ожидал как дальше дело повернётся.

    Так мы ползли ещё минут 30-40 и вдруг - боже правый: ПЕРЕВАЛ! Гора с плеч! И мы покатили уже вниз, на душе запели птицы счастья, вскорости мы въехали в Босански Нови, подзалились бензином и через минут 40 добрались до Банья Луки.

    Всё это время Иоланда чинно сидела глядя в пространство с прямыми ножками, со своей стильной сумочкой на коленях и с безмятежной полуулыбкой на лице.

    "Ну, повезло мне, что она ни фига не понимает, что происходит! Слава богу! Иначе истерик бы не обобрался", с радостью думал я.

    К тому времени, когда мы добрались до гостиницы в Банья Луке (то ли "Босна", то ли "Славия" - сейчас уже забыл) мы были, естественно, холодные и голодные. И когда я предложил первым делом пойти поужинать, то Иоланда согласилась тут же. Поесть можно было, как оказалось, только в подвальном кабаке, видавшем лучшие времена. Когда-то он, видимо был задуман как место похоти и страсти, и в связи с этим стены его были обшиты винно-бордовым бархатом. С той поры бархат пообтерся и пропитался всеми похотями и страстями Боснии и в тусклом свете бордовых же светильников ничего, кроме легкого ужаса и такой же тоски не возбуждал (если кто смотрел кино "Blue Velvet", то примерно вот такая цветовая гамма).

    Но мне это на ход не влияло - радость от того, что остался в живых глушила любую негативку. Иоланда же оглядела этот притон спокойно-равнодушно как будто это был "Пале- Рояль" и вежливо попросила меня взять на себя тяготы заказа ужина как владеющего языком. Я заказал все бореки и печенину, что была в наличии и добавил к ней поллитра вильямовки для себя и бутылку хорошего черногорского красного вина "Вранац", которое с какой-то стати оказалось в этой харчевне. Жизнь стремительно улучшалась.

    Публики в кабаке было немного. Но нехватка оживленности от её немногочисленности вполне покрывалась одним посетителем сидевшим через пару столов от нас. Это был войник в камуфляже, заросший многодневной щетиной и выпивавший по рюмке ракии с интервалом в пару минут и довольно громко беседовавший сам с собой. Но не это было самым интересным в нём: самое интересное было то, что он положил на столик АК-47 и время от времени вертел его из стороны в сторону. Иногда дуло его оказывалось направленным на нас. Уверенности в том, что он стоит на предохранителе не было.

    Мы стали ужинать. Я тут же принял на грудь как можно больше вильямовки для сбалансирования нервной системы. Иоланда же лишь пригубляла вино и отрезала микроскопические кусочки еды. И изредка косилась на произносившего монологи войника с АК-47. Я чувствовал, что он ей действовал на нервы. Да и мне, по-честному, он действовал на нервы значительно больше, так как с устройством и боевыми данными АК-47 я был знаком лучше, чем Иоланда.

    Я взял рюмку, отправился к столу войника и произнес что-то вроде: "Молим вас да окренете пушку од мене? Желео бих да пийем за ваше здравльe!” (по-сербски "ружьё” (любое) будет "пушка"; кстати по поводу заблужений о легкости объяснения на братских языках, хочу сообщить в качестве лирического отступления, что "речь" по сербско-хорватски будет "говор", "слово" будет ""реч", "буква" будет "слово" и т.д. и т.п., но зато "разговор" так и будет "разговор").

    “Ко сте и одакле сте?”: громовым голосом вопросил боец, слегка пошатываясь и для убедительности взяв АК-47 в руки, но дипломатично не направляя его на меня. "Од Русии!", произнес я магическую формулу. После чего последовало традиционное братание, выпивание тоста за вечное братство и т.п. и предложение бойца поить меня до упаду. "Рад бы, да я с дамой", отмазался я, "единственная просьба - не сможешь ли ружжо как-то убрать, чтобы оно на нас не глядело". Боец поклялся, что ружьё нас больше беспокоить не будет, и я с победой вернулся за свой столик.

    "Да ты и смельчак и дипломат!", приветствовала меня комплиментом Иоланда. Но этот комплимент меня особенно не пронял. "Ох, кукла ты бестолковая", подумал я и хлебнув ещё внушительную дозу божественной вильямовки начал речь по типу: "Ах Иоланда, счастье твоё, что ты абсолютно была без понятия о том, что сегодная с нами в дороге происходило! Что, если я тебе сейчас сообщу, что часов несколько назад мы было без преувеличения на волосок от гибели? Ты вообще понимаешь..."

    "Слава, я всё отлично понимаю и понимала", - неожиданно твёрдым и сухим голосом сказала Иоланда. "Я прекрасно видела и понимала, что в какой-то момент мы были в весьма неприятном, если не сказать - пагубном положении. Но поскольку я ничего толкового тебе подсказать абсолютно не могла, то самым разумным я сочла не подавать голоса и дать тебе возможность самому решать проблему не действуя тебе на нервы. Мне кажется, что ты согласишься, что это был с моей стороны самый правильный выбор?"

    Кусок мяса и вильямовка застряли у меня в горле; я был ошарашен и сбит с толку, мне было неудобно, стыдно. Значит то, что я принимал за глупость, тупость и непонимание ситуции - было совершенно, драматически обратное: абсолютный самоконтроль, идеальное чувство такта и момента и полная вера в то, что я справлюсь с ситуацией! Ах, какой же я дремучий мудила! И развязный я хам которому взбрело на ум поучать эту железную женщину!

    В уме сразу промелькнули два похожих момента из прошлого: как проплутали два дня в уссурийской тайге в молодости и как заблудились в намибийской пустыне несколько лет назад, и как все взрослые мужчины орали друг на друга пеняя на то, что уже позади и исправить невозможно, искали виноватых, крайних...

    Я понял, что имею дело с человеком другой породы.

    "Иоланда, извини пожалуйста", выдавил я из себя.

    "Ах, Слава, ну о чём ты говоришь? У тебя ведь был сегодня такой тяжёлый день". То есть у неё-то, у Иоланды был день как бы безмятежный - просто лёгкая прогулка на авто с шофёром по горкам. Я мысленно снял шляпу и преклонил колена.

    После этого мы стали очень хорошими друзьями. Ну не закадыками, конечно - Иоланда всегда держала небольшую, но дистанцию, но о многом переговорили и через многое прошли вместе.

    И я узнал, что в день пиночетовского переворота - 11 сентября 1973 года - муж (он был известным сторонником Соцпартии) позвонил ей утром в суд и сказал: "Брось сразу всё, ни о чём не спрашивай и езжай в аэропорт и там в таком-то месте будет человек с твоим паспортом и билетом до Лимы". "А ты?" "Я выберусь сам, делай быстро как я сказал, а то будет поздно". "А дети?" "Мои родители позаботятся. Всё. Действуй! А то у детей не будет ни одного родителя".

    А детей у них было пять. "Ты, что, такая ревностная католичка?" спросил как-то я. "Да, нет, - сказала Иоланда, "они как-то сами собой получились.” Одного из них я видел не так давно - он живёт в приятном техасском городе Корпус Кристи и держит там diving shop.

    И муж и дети выбрались из Чили. Но не все. Старший сын, которому было 14 лет, погиб на том самом печально знаменитом стадионе где был убит и Виктор Хара (и который сейчас называется Estadio Victor Jara) и где он похоронен - Иоланда и её муж найти потом не смогли никогда.

    Обо всём этом она рассказывала мне с полуулыбкой на лице, не уронив слезы.

    Глядя на неё, я вспоминал старые тихоновские стихи: "Гвозди бы делать из этих людей. Крепче бы не было в мире гвоздей."

    И когда я бываю в Сантьяго (к сожалению редко), мы обязательно наведываемся на Mercado Central и в La Chascona - дом Пабло Неруды в Сантьяго. Пока мы гуляем, она обязательно читает мне стихи (она, как и я, оказалась большим любителем поэзии) и поясняет их по-английски, пытаясь улучшить мой убогий испанский. И потом сидим за долгим ужином с её мужем и их друзьями в их чудной квартире и в какой-то момент Иоланда обязательно просит меня рассказать о нашей поездке из Бихача в Банья Луку. И я всегда срываю аплодисменты гостей.

    Кстати, этим летом, когда я был в Москве, то увидел помещенные в вагонах метро (по крайней мере на моей, Филёвской линии) плакатики с испаноязычной поэзией на русском и на испанском. И там были стихи Габриэлы Мистраль - по моему "Прощай" (“Adiós”); и я послал ей об этом емелю. Она была очень растрогана, изумилась тонкости вкуса московского мэра и его советников и написала, что она обязательно пошлёт ему благодарственное письмо за такое доброе дело и одну из книжечек, Габриелы Мистраль с её автографом, что у неё есть. Я, конечно не стал делиться с ней моим мнением о духовном развитии Собянина, но нисколько не сомневаюсь, что письмо и книжку она ему послала. Просто она, Иоланда, такая - верит в лучшее в людях. Аристократка.





  5. О, берегитесь, убегайте
    От жизни легкой пустоты.... (с)


  6. Прочел в Интернете.
    Сын привел домой в-первый раз свою будущую жену. Все долго молчали. Первой заговорила бабушка: "Это вам за то, что Богу не молитесь!"

  7. Сегодня начинают говорить о том ,что много прини мать отцательной информации - подорвать здоровье можно запросто. И тут сейчас берут и Библию и психологию и еще многие,многие учения, как выжить и остаться здоровым в таком напичканном многом тяжелом в информации мире.
    Мне помогает молитва, юмор , музыка, общение с верующими
    Последний раз редактировалось TataPetrenko; 30.01.2022 в 02:43.

  8. В кадре пожилой верующий - автор песни "Косари на лугу"


  9. Ко-Админ Аватар для igor_ua
    Регистрация
    16.05.2016
    Адрес
    Дикий Захід
    Сообщений
    2,337
    Я пару раз бросал пластиковую бутилки из окна - помогало. Но это были заезжие. А приведенный вариант для рецидивиста весьма неплох.
    Ложь, ложь, ложь... Ложь – во спасение, ложь – во искупление вины, ложь – достижение цели, ложь – карьера, благополучие, ордена, квартира... Ложь! Вся Россия покрылась ложью как коростой. Шукшин.

  10. Из Интернета:

    Решил я над женою подшутить,
    я ей записку положил на стол:

    "Прощай! Я не хочу с тобою жить!
    Не жди меня - я навсегда ушел!"

    А после, я забрался под кровать
    и стал из под кровати наблюдать.
    Я видел, как жена домой пришла
    и как записку на столе прочла.
    Как телефон взяла, чтоб позвонить:

    "Ну, слава Богу! Я свободна, Вить!
    Ещё желаешь мною обладать?
    Диктуй! Хочу твой адрес записать!"
    Она писала на моей записке

    (Когда жена успела пасть так низко?).
    Ушла жена, а я записку - хвать!
    Хотелось адрес хахаля узнать.
    Но запись на листке была другая:

    "Придурка в мире большего - не знаю!
    Я в магазин пошла, шутник убогий!
    Играешь в прятки - прячь получше ноги!"







Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •