Страница 84 из 130 ПерваяПервая ... 3474828384858694 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1,661 по 1,680 из 2591

Тема: Как мы жили в СССР.

  1. #1661 (71708) | Ответ на # 71665
    Кстати, важный момент , относительно желтой Руси ( Маньчжурии ).
    Смешно , но не до смеху , евреи пробрались и в желтую Русь !
    Да. В Приамурье , то есть внешней Маньджурии, была создана Еврейская автономная область .
    И до сих пор есть.
    Но, говорили это нельзя делать см например книгу ядовитые рыбы Сионисты и масоны в Японии
    ибо на советском дальнем востоке , будет такая же международная напряженность как и ближнем где Израиль /палестина / Ливан и тд
    но, евреи масово не поехали туда . Так и не возникла напряженность , а японские сионисты не смогли навредить .
    [FONT=UICTFontTextStyleBody]My fellow Americans,
    I'm pleased to tell you today that I've signed legislation that will outlaw Russia [/FONT][FONT=UICTFontTextStyleBody]forever.
    [/FONT][FONT=UICTFontTextStyleBody]We begin bombing in five minutes[/FONT]

  2. #1662 (71709) | Ответ на # 71629
    Цитата Сообщение от ber Посмотреть сообщение
    Вас послали в столицу Непала... Катманду...... а Вы чего то тут книгой трясёте??? А еще спицилистом себя по русскому языку мните......
    Вам клоуном больше подходит быть.
    Понятно. И что я тобой столько говорил ? Ты же просто какашками кидаешься . Идешь в игнор.
    [FONT=UICTFontTextStyleBody]My fellow Americans,
    I'm pleased to tell you today that I've signed legislation that will outlaw Russia [/FONT][FONT=UICTFontTextStyleBody]forever.
    [/FONT][FONT=UICTFontTextStyleBody]We begin bombing in five minutes[/FONT]

  3. #1663 (71713) | Ответ на # 71709
    По результатам аналитического доклада американской аудиторской компании KPMG "Фонды ЕС в Центральной и Восточной Европе", самыми зависимыми от еврофондов оказались Латвия, Литва и Эстония – 18% их совокупного ВВП формируется за счет дотаций из ЕС.

    И это средняя температура по больнице. Реальность гораздо страшнее. Так, в 2009 году антикризисная помощь Евросоюза вообще стала крупнейшей статьей дохода государственного бюджета Литвы. У Эстонии и Латвии дела шли не лучше.

    Вот и получается, что, как только ЕС перекроет этим странам финансирование, их экономики сразу рухнут. И, в принципе, все предпосылки на лицо – в проекте бюджета ЕС на 2017 год финансовая поддержка стран Восточной Европы сокращается на 23,9%, а к 2020 году вообще может быть прекращена. На этом фоне латвийский эксперт Дмитрий Смирнов предрек Латвии скорую неминуемую экономическую катастрофу, сравнимую с кризисом 2008 года. Понятно, что Литва и Эстония с ней в одном котле.
    Что интересно, "плакаться в жилетку" уже не прокатит, и даже раздутая Прибалтикой до небес тема "российской агрессии" больше не поможет, в Европе кризис и отныне она будет думать о себе и только о себе. Как, в принципе, и Америка, новоизбранный президент которой уже заявил о том, что кормить и опекать кого ни попадя она больше не будет.

    Вот и получается - с Россией отношения испортили, потеряв транзит, рынок и много чего еще, с европейского финансирования слетели, скоро еще сбегут последние налогоплательщики в поисках сытой жизни, и наступит настоящий коллапс.

    Единственное, что в итоге останется у "европейских" режимов Латвии, Литвы и Эстонии – это ненависть к России, но ее, как говорится, в карман не положишь и на хлеб не намажешь.

    Ну а я Латвии, Литве и Эстонии хочу сказать только одно - вы держитесь там!


  4. #1664 (72340) | Ответ на # 71713
    Эвакуация из Ленинграда 2 спецшколы ВВС, с которой потом будет связана и судьба будущего актера Леонида Быкова
    По данным бывшего воспитанника этой школы А.М. Соколова, на новое место Ойрат-Тура из 405 учеников основной группы до места добралось только 216 ребят. Из книги Соколова, напечатанной тиражом в 1 тысячу и исчезнувшей практически в небытие. Уж очень страшная для парадных генералов книга...

    "...Жихарево
    Писатель С.Н. СергеевЦенский (1875-1958) обратил внимание на то, что “Жизнь дается на короткий срок, и она, сама по себе величайшее счастье.” [ 55]
    Жизнь короткасомнений нет. Однако, как ее связать с величайшим счастьем, если идет война, блокада, голод, эвакуация, когда люди в тылу от истощения и болезней умирают в 1517 лет?
    Здесь чтото не то, требуется уточнение.
    Мы расскажем о нашем прибытии и нахождении в Жихарево.
    Жихарево – это первый населенный пункт за кольцом блокады на Большой земле, куда ребята спецшколы начали прибывать с вечера 6 до утра 7 февраля. От Ленинграда отъехали примерно 100 километров. Шли только третьи сутки, как мы прибыли на Финляндский вокзал, а запас здоровья почти у всех оказался минимальным.
    “Наибольшая нагрузка приходилась на Жихарево. Через нее шел основной поток людей из Борисовой Гривы. Жихаревский железнодорожный узел был связан с непосредственным обслуживанием нужд фронта. Сюда поступали боеприпасы и вооружение. Здесь дислоцировались отдельные войсковые части. В Жихарево размещались: Управление ледовой дороги, некоторые его автобатальоны и база московских и ленинградских автомобильных колонн”.
    О первых впечатлениях после переезда Ладожского озера и прибытия в этот когда–то населенный пункт рассказывают: Ю. Н. Титов, Б. Ф. Друнин, Е. А. Андреев, Е. Л. Дворкина, А. М. Соколов.
    Мы же надеялись на то, что здесь нас встретят, накормят, а затем погрузят в железнодорожные вагоны и отправят дальше в глубь страны.
    Большой оплошностью организаторов эвакуации оказалось то, что водители сами определяли место выгрузки перевезенных ими людей. Их разгружали там, где это было удобно, т.е. поближе к складам, где автомашины загружали продуктами для обратного рейса.
    Мы даже не почувствовали, что существовал хоть какой–то контроль за работой водителей. Конечно были и другие водители, которых спецы вспоминают с любовью и благодарностью. Всем им низкий поклон от оставшихся в живых блокадников.
    Ю. Н. Титов. “В Жихарево привезли нас 6 февраля 1942 где–то около 21 часа. Было очень холодно. Вокруг пустота и ни одной электрической лампочки. Из моей автомашины самостоятельно могли выйти только четверо. Остальные ослабли настолько, что не могли подняться и продолжали лежать на полу. Таких сгружали с машины, ставили на снег, многие не могли удержаться на ногах и падали.”
    Б. В. Друнин. “Наша машина разгружалась рядом с бараком. Вокруг на снегу валялись в хаотическом беспорядке покойники и много всевозможных никем не охраняемых вещей: мешков, чемоданов и т.д.
    Возможно вещи навсегда потеряли своих хозяев, ушедших в вечность по пути на Большую землю. Мое внимание привлекли умершие ребята из ремесленных училищ. Их было много, но сколько, сказать затрудняюсь. Судя по всему в Жихарево произошло второе ( первое в Борисовой Гриве) массовое вымирание эвакуированных ребят.”
    На питательном пункте. Организацию питания людей, вывезенных из блокадного кольца в Жихарево, восстановить не просто. Для начала обратимся к опубликованным ранее материалам.
    Уже упоминавшийся нами выше работник Совнаркома СССР А. С. Болдырев изобразил следующим образом обстановку на пункте питания: “Вот и Дворец культуры. В нем тепло, к встрече ленинградцев все подготовлено. Через несколько минут после того, как сложены вещи и еще раз сверены списки, все выстраиваются в очередь за едой. Состав и содержание пайка, который выдавался эвакуированным ленинградцам, менялся несколько раз не только в связи с имевшимися ресурсами продовольствия, но и по совету врачей. Обычный жирный обед был губительным для большинства истощенных людей. Поэтому обычно в Жихарево выдавался суп на мясном бульоне, густо заправленный крупой с добавкой лука, кореньев, специй. Выдавался также хлеб, сахар и чай.”
    Римский философ, оратор и государственный деятель Марк Туллий Цицерон (106-43 до н.э.) утверждал:
    “ Человек часто сам себе злейший враг.” [ 55]
    В справедливости приведенных слов можно многократно убедиться, если проследить за поведением людей в Жихарево и дальше по пути эвакуации.
    В. П. Зайцев о питательном пункте в Жихарево пишет так: “ Нередки были случаи, когда из кузовов автомашин, перевозивших людей других организаций снимали трупы, которые тут же и оставались на снегу. Промерзшие, голодные люди шли на продпункт сплошным потоком. Там получали настоящий ржаной хлеб ( 600–800 грамм) на человека, какую–то кашу, грамм 100–150 топленого масла. В этом живом потоке были перемешаны все группы эвакуируемых. Люди с жадностью глотали хлеб, кашу, масло и их начинало рвать, а многие тут же падали в голодный обморок.
    После ночи, проведенной в неотапливаемом здании с утра начали готовить вагоны для дальнейшего пути.
    Вплоть до Свердловска питание было организовано плохо. Бывали случаи, когда целые вагоны не получали своевременно сухой паек или талоны на питание”.
    Обратим внимание на упоминание о сухом пайке. О нем более подробно расскажет В.Я. Добряков, который оказался в “командирском” вагоне на конечной железнодорожной станции Бийск.
    В. С. Голубев. “На другом берегу Ладожского озера на станции Жихарево нас разместили в каком-то здании. Комната была битком набита людьми. Мы расположились кто как мог. В помещении холодно, стекла и рамы выбиты, окна забиты фанерой. днем выдавали хлеб и концентраты в пачках”.
    Б. Н. Евдокимов. “Перед уходом из дома мать мне внушала, что нельзя наедаться до полной сытости. Ее совет спас меня и некоторых моих товарищей. Никто из нашей образовавшейся в дороге небольшой группы не съел сразу весь пакет гречневого концентрата. В этом, казалось бы незначительном факте секрет того, что никто из нашей компании не умер в Жихарево”.
    Б. А. Никифоров. “Как добрался в Жихарево до питательного пункта не помню. К этому времени я уже находился в состоянии какого-то полузабытья и полного безразличия ко всему, что творилось вокруг. После громадных мучений в Жихарево слез с автомашины и куда-то пошел. Шел, не соображая, по инерции за другими. Что–то получил в раздаточном окне после того, как назвал свою фамилию, съел почти все сразу, одним махом. На будущее оставил только одну пачку гречневого концентрата. Хлеба для нас, блокадников, оказалось непривычно много. Думать о том, чтобы часть продуктов оставить на “потом” не было сил. Чувство голода побеждало здравый смысл, суть которого состояла в том, что голодавшему в блокаду следует восстанавливать свои силы постепенно”.
    А. И. Черников.“ В Жихарево нас ждало так называемое организованное питание для эвакуированных. К этому времени на станции собралось очень много народа: наша спецшкола, артиллерийская и несколько ремесленных училищ. Выдавали горячую пищу. Картина была страшной. Вокруг барака и внутри него вповалку лежало множество трупов. Люди умирали от переедания.
    Пробиться к “амбразуре” было очень сложно, поэтому слабакам, которые получали пищу в последнюю очередь переедание не грозило. Выданный хлеб у меня выхватил ремесленник и ту же исчез. Правда я его чуть позже нашел, но от моей буханки осталось только граммов 200–300, которые я у него и отнял, что впрочем сделать было нетрудно, так как он, что называется начал “отдавать концы”. Весь мой паек до Вологды состоял из кружки пшенной каши, 200 граммов хлеба и двух пачек гречневого концентрата. К вечеру того же дня с этим провиантом было покончено и до Вологды пришлось ехать без пищи”.
    Несложно подсчитать сколько суток ехал Леша Черников без пищи, если в Вологду мы прибыли 12 февраля. В таком положении оказалась вся спецшкола ВВС.
    В. Н. Рассадин. Он Жихарево проезжал 7 марта 1942 “В Жихарево, уже на Большой земле, можно было загнуться по одной причине: организаторы встречи, желая сделать, как можно лучше ( иначе не скажешь) выдавали каждому прибывшему из Ленинграда круг колбасы и буханку хлеба. Тысячи людей остались в Жихарево навсегда. Съев все полученное в один присест люди тут же умирали”.
    Е. А. Андреев. “Машина, на которой я переехал Ладожское озеро, пришла в Жихарево рано утром 7 февраля 1942 Кто–то сказал:
    – Идите в барак, там питательный пункт.
    Мы немного отдохнули и попытались както привлечь к себе внимание, а для этого начали слабыми голосами кричать:
    – Где спецы, где спецшкола!
    Нам никто не отвечал, кругом стояла черная пустота. Нас выгрузили где-то в поле, открытом ветрам и морозам. Мы куда–то пошли. Вытянулись в редкую цепочку. Шли медленно. Кто–то упал, к нему никто не подходил и не поднимал. Упавший обречен. Он еще живой, но скоро замерзнет в 85 километрах от Ленинграда. Так на моих глазах упало несколько человек. Кто они? Никто из нас даже не поинтересовался. Я едва передвигался. На моих ногах были сапоги, которые назывались “русские”, на несколько размеров больше моего. На сапоги мама одела галоши, чтобы ногам было теплее. На этом переходе у меня с ноги снялся один галош. Как я его не старался вновь одеть на сапог, ничего не получалось. Тогда я принял, как потом стали говорить, командирское решение, стащил и второй галош. Стало легче.
    В поисках питания мы зашли в барак. Комната куда мы вошли оказалась забитой под потолок замерзшими трупами людей. Нам сказали, что мы не туда попали, питательный пункт в другом бараке, до которого предстояло пройти километра полтора. Пошли, едва волоча ноги. Так, пожалуй, теперь не ходят даже престарелые люди. В другом бараке картина та же, комнаты, забиты живыми и умирающими людьми. Подобная обстановка на нас практически не оказала никакого удручающего воздействия. К этому моменту мы уже видели столько мертвых людей, что еще одна комната с покойниками не могла изменить нашего состояния, близкого к полному безразличию к тому, что творилось вокруг.
    Наш внешний вид напоминал жуткое зрелище. Представьте скелеты, обмотанные всевозможными шмотками. Кто видел в документальной хронике пленных немцев под Сталинградом и сравнил бы нас с ними, нашел бы много общего, но наш внешний вид был еще хуже.
    Наконец, нашел пункт питания. Мне предстояло пробиться в раздаче. Через какое-то время пробился, получил кастрюльку супа, кусок хлеба, два пшенных концентрата. С тарелкой я отошел в сторону и начал жевать. Кто–то из спецов подошел ко мне и сказал:
    – У меня есть плитка шоколада, давай поменяемся на два концентрата пшенной каши.
    Концентраты к тому времени уже закончились и наша сделка не состоялась. В памяти сохранился другой случай, когда на раздаче кончились концентраты, толпа начала орать:
    – Давай концентраты! Давай концентраты!
    Обстановка накалилась до предела. Чем бы она закончилась, сказать трудно. Возможно начали бы громить и ломать все вокруг, подавили и перебили бы немало людей. В этот, довольно критический момент директор школы В.П. Широков забрался с ногами на стол и сказал фразу, которая стала чем–то вроде ответа на все случаи жизни:
    – Списки составлены. Концентраты будут!
    И странное дело, многоликая толпа озверевших голодных людей поверила В.П. Широкову, который пользовался среди учеников спецшколы громадным авторитетом.
    Для других первые впечатления о Большой земле оказались связанными с замерзшими трупами. Так преподаватель немецкого языка Е.Л. Дворкина рассказывает, что ”на ее глазах умерших во время переезда через Ладожское озеро, сваливали прямо у барака и укладывали в штабеля, как это обычно делают с дровами.”
    Ю. Н. Титов. “ В Жихарево спецшкола прибывала поздно вечером, а также ночью и утром 7 февраля. Пункт питания находился в одноэтажном длинном бараке у которого возник сборный пункт спецов. Там я получил буханку хлеба, два пшенных концентрата и две шоколадки. Счастье и радость оказались непродолжительными. Не успел я отойти от раздачи, как у меня вырвали и хлеб, и шоколад, а концентраты куда-то упали. Я оказался в состоянии, близком к голодному обмороку, усиленному нервным потрясением. Слабость и физическая беспомощностьтак бы я оценил свое тогдашнее состояние. Воля к борьбе пропала вместе с вырванным хлебом, хотелось умереть, умереть как можно скорей, тут же, в бараке, среди валявшихся трупов. О своих чувствах и переживаниях больше говорить не буду. Запомнилось другое. Меня в этой обстановке выручил Лев Ломтев. Он подошел ко мне, поговорил, узнал в чем дело и сказал, чтобы я никуда не уходил и куда-то скрылся. Через некоторое время он вернулся с супом. Я ел суп с каким-то остервенением. Мне казалось, что это путь к спасению. Если кто-то не даст доесть суп, я погиб. Это была последняя соломинка за которую я ухватился мертвой хваткой, двумя руками. Все съел быстро, израсходовав на еду оставшиеся силы. Пища согрела и разморила. В организме тепло и хорошо. Я устал и хотел спать, но где найти место? Пошел к валявшимся на полу покойникам. Лег среди них и тут же заснул мертвым сном. Природа взяла свое. Организм требовал отдыха и я спал, восстанавливая силы, совершенно безразлично относясь к тому, что спал среди покойников, да и сам, судя по всему, мало чем отличался от них.”


  5. #1665 (72341) | Ответ на # 72340
    В. С. Голубев. “На другом берегу Ладожского озера на станции Жихарево нас разместили в каком-то здании. Комната была битком набита людьми. Мы расположились кто как мог. В помещении холодно, стекла и рамы выбиты, окна забиты фанерой. днем выдавали хлеб и концентраты в пачках”.
    Б. Н. Евдокимов. “Перед уходом из дома мать мне внушала, что нельзя наедаться до полной сытости. Ее совет спас меня и некоторых моих товарищей. Никто из нашей образовавшейся в дороге небольшой группы не съел сразу весь пакет гречневого концентрата. В этом, казалось бы незначительном факте секрет того, что никто из нашей компании не умер в Жихарево”.
    Б. А. Никифоров. “Как добрался в Жихарево до питательного пункта не помню. К этому времени я уже находился в состоянии какого-то полузабытья и полного безразличия ко всему, что творилось вокруг. После громадных мучений в Жихарево слез с автомашины и куда-то пошел. Шел, не соображая, по инерции за другими. Что–то получил в раздаточном окне после того, как назвал свою фамилию, съел почти все сразу, одним махом. На будущее оставил только одну пачку гречневого концентрата. Хлеба для нас, блокадников, оказалось непривычно много. Думать о том, чтобы часть продуктов оставить на “потом” не было сил. Чувство голода побеждало здравый смысл, суть которого состояла в том, что голодавшему в блокаду следует восстанавливать свои силы постепенно”.
    А. И. Черников.“ В Жихарево нас ждало так называемое организованное питание для эвакуированных. К этому времени на станции собралось очень много народа: наша спецшкола, артиллерийская и несколько ремесленных училищ. Выдавали горячую пищу. Картина была страшной. Вокруг барака и внутри него вповалку лежало множество трупов. Люди умирали от переедания.
    Пробиться к “амбразуре” было очень сложно, поэтому слабакам, которые получали пищу в последнюю очередь переедание не грозило. Выданный хлеб у меня выхватил ремесленник и ту же исчез. Правда я его чуть позже нашел, но от моей буханки осталось только граммов 200–300, которые я у него и отнял, что впрочем сделать было нетрудно, так как он, что называется начал “отдавать концы”. Весь мой паек до Вологды состоял из кружки пшенной каши, 200 граммов хлеба и двух пачек гречневого концентрата. К вечеру того же дня с этим провиантом было покончено и до Вологды пришлось ехать без пищи”.
    Несложно подсчитать сколько суток ехал Леша Черников без пищи, если в Вологду мы прибыли 12 февраля. В таком положении оказалась вся спецшкола ВВС.
    В. Н. Рассадин. Он Жихарево проезжал 7 марта 1942 “В Жихарево, уже на Большой земле, можно было загнуться по одной причине: организаторы встречи, желая сделать, как можно лучше ( иначе не скажешь) выдавали каждому прибывшему из Ленинграда круг колбасы и буханку хлеба. Тысячи людей остались в Жихарево навсегда. Съев все полученное в один присест люди тут же умирали”.
    Е. А. Андреев. “Машина, на которой я переехал Ладожское озеро, пришла в Жихарево рано утром 7 февраля 1942 Кто–то сказал:
    – Идите в барак, там питательный пункт.
    Мы немного отдохнули и попытались както привлечь к себе внимание, а для этого начали слабыми голосами кричать:
    – Где спецы, где спецшкола!
    Нам никто не отвечал, кругом стояла черная пустота. Нас выгрузили где-то в поле, открытом ветрам и морозам. Мы куда–то пошли. Вытянулись в редкую цепочку. Шли медленно. Кто–то упал, к нему никто не подходил и не поднимал. Упавший обречен. Он еще живой, но скоро замерзнет в 85 километрах от Ленинграда. Так на моих глазах упало несколько человек. Кто они? Никто из нас даже не поинтересовался. Я едва передвигался. На моих ногах были сапоги, которые назывались “русские”, на несколько размеров больше моего. На сапоги мама одела галоши, чтобы ногам было теплее. На этом переходе у меня с ноги снялся один галош. Как я его не старался вновь одеть на сапог, ничего не получалось. Тогда я принял, как потом стали говорить, командирское решение, стащил и второй галош. Стало легче.
    В поисках питания мы зашли в барак. Комната куда мы вошли оказалась забитой под потолок замерзшими трупами людей. Нам сказали, что мы не туда попали, питательный пункт в другом бараке, до которого предстояло пройти километра полтора. Пошли, едва волоча ноги. Так, пожалуй, теперь не ходят даже престарелые люди. В другом бараке картина та же, комнаты, забиты живыми и умирающими людьми. Подобная обстановка на нас практически не оказала никакого удручающего воздействия. К этому моменту мы уже видели столько мертвых людей, что еще одна комната с покойниками не могла изменить нашего состояния, близкого к полному безразличию к тому, что творилось вокруг.
    Наш внешний вид напоминал жуткое зрелище. Представьте скелеты, обмотанные всевозможными шмотками. Кто видел в документальной хронике пленных немцев под Сталинградом и сравнил бы нас с ними, нашел бы много общего, но наш внешний вид был еще хуже.
    Наконец, нашел пункт питания. Мне предстояло пробиться в раздаче. Через какое-то время пробился, получил кастрюльку супа, кусок хлеба, два пшенных концентрата. С тарелкой я отошел в сторону и начал жевать. Кто–то из спецов подошел ко мне и сказал:
    – У меня есть плитка шоколада, давай поменяемся на два концентрата пшенной каши.
    Концентраты к тому времени уже закончились и наша сделка не состоялась. В памяти сохранился другой случай, когда на раздаче кончились концентраты, толпа начала орать:
    – Давай концентраты! Давай концентраты!
    Обстановка накалилась до предела. Чем бы она закончилась, сказать трудно. Возможно начали бы громить и ломать все вокруг, подавили и перебили бы немало людей. В этот, довольно критический момент директор школы В.П. Широков забрался с ногами на стол и сказал фразу, которая стала чем–то вроде ответа на все случаи жизни:
    – Списки составлены. Концентраты будут!
    И странное дело, многоликая толпа озверевших голодных людей поверила В.П. Широкову, который пользовался среди учеников спецшколы громадным авторитетом.
    Для других первые впечатления о Большой земле оказались связанными с замерзшими трупами. Так преподаватель немецкого языка Е.Л. Дворкина рассказывает, что ”на ее глазах умерших во время переезда через Ладожское озеро, сваливали прямо у барака и укладывали в штабеля, как это обычно делают с дровами.”
    Ю. Н. Титов. “ В Жихарево спецшкола прибывала поздно вечером, а также ночью и утром 7 февраля. Пункт питания находился в одноэтажном длинном бараке у которого возник сборный пункт спецов. Там я получил буханку хлеба, два пшенных концентрата и две шоколадки. Счастье и радость оказались непродолжительными. Не успел я отойти от раздачи, как у меня вырвали и хлеб, и шоколад, а концентраты куда-то упали. Я оказался в состоянии, близком к голодному обмороку, усиленному нервным потрясением. Слабость и физическая беспомощностьтак бы я оценил свое тогдашнее состояние. Воля к борьбе пропала вместе с вырванным хлебом, хотелось умереть, умереть как можно скорей, тут же, в бараке, среди валявшихся трупов. О своих чувствах и переживаниях больше говорить не буду. Запомнилось другое. Меня в этой обстановке выручил Лев Ломтев. Он подошел ко мне, поговорил, узнал в чем дело и сказал, чтобы я никуда не уходил и куда-то скрылся. Через некоторое время он вернулся с супом. Я ел суп с каким-то остервенением. Мне казалось, что это путь к спасению. Если кто-то не даст доесть суп, я погиб. Это была последняя соломинка за которую я ухватился мертвой хваткой, двумя руками. Все съел быстро, израсходовав на еду оставшиеся силы. Пища согрела и разморила. В организме тепло и хорошо. Я устал и хотел спать, но где найти место? Пошел к валявшимся на полу покойникам. Лег среди них и тут же заснул мертвым сном. Природа взяла свое. Организм требовал отдыха и я спал, восстанавливая силы, совершенно безразлично относясь к тому, что спал среди покойников, да и сам, судя по всему, мало чем отличался от них.”
    В. Я. Добряков. “ Пункт питания в Жихарево находился в длинном бараке. Покойники валялись как снаружи, у его стен, так и внутри помещения, где раздавали пищу. Я получил буханку хлеба, селедку, две шоколадки и манерку (солдатский котелок) каши. Многие ребята, получив долгожданную пищу, ее тут же полностью и съедали. После этого для многих наступала смерть.”
    Ю. М. Безданский. “В Жихарево прибыл где–то к утру. Водитель подогнал машину к пункту питания:
    – Ищите ребята, своих. Здесь вас покормят. Запомните, что сразу на жратву не набрасывайтесь, иначе помрете. Таких здесь везде навалом.
    Пришли в барак. Сутолока, неразбериха, давка, толкучка, как на вокзале, только мрачно и грязно. Собираются какие–то группы, бродят одиночки, у печек тесно, у стен, а то и среди помещения сидят и лежат вповалку на полу люди. Нашел группу наших спецов в форме из 1 или 2 роты:
    – Иди вон туда. Там слева от раздачи раздают талоны.
    У раздачи давка. С громаднейшим трудом умудрился получить буханку хлеба и тут же чуть не лишился ее полностью. Налетели какие– то пацаны, один из них в шинели ремесленника рванул мой хлеб к себе, все вырвать ему не удалось, у меня в руках все же осталась горбушка. Я запихал ее под пальто. Внутри помещения места нет даже сесть. Кто–то посоветовал идти в соседнюю комнату. Там действительно было свободнее. К тому же люди куда–то потянулись, может быть и на посадку. Я настолько был ослаблен, что мною овладело чувство апатии ко всему, что происходило вокруг. Мне посчастливилось найти место, даже у печки, между двумя телами и я, наконец, заснул с рюкзаком под головой. Проснулся где-то в середине дня. Место справа опустело, видно покойника оттащили, а слева лежал человек в какой-то неудобной позе: с подвернутым под себя локтем и рукой в сторону. Я толкнул его, отчего он упал на спину, но рука продолжала торчать вверх - закоченел уже. Вошла пожилая женщина в ватнике, грохнула у печки охапку дров и сказала:
    – Выходите, будем убирать.
    Л. Г. Фролов. “Лично мне хлеб удалось получить в Жихарево вполне благополучно. Однако основные испытания предстояло пережить впереди. Они начались тут же у раздачи. Счастливчику, которому удалось получить пайку хлеба, предстояло выбраться из толпы, рвущейся к пище. Голодная толпа нередко набрасывалась на него, сбивали с ног , вырывали из рук бесценный паек и мгновенно скрывались. Иногда в свалке ограбленным наносили травмы, но оказать первую медицинскую помощь было некому. Надежда почувствовать себя сытым, ощутить вкус забытой пищи для многих в тот день оказалась неосуществимой мечтой. Покойники валялись повсюду, на них никто не обращал внимание. Я тут же у раздачи проглотил кусочек хлеба, а остальное положил в брезентовый рюкзак. Дальше произошло следующее. Не успел сделать и несколько шагов, как ремесленники развязали мой рюкзак, вытащили хлеб и тут же скрылись в толпе. Я остался без вещей и без хлеба. На вещи всем наплевать. Другое дело–хлеб. Сколько в одной буханке настоящего хлеба, если учитывать, что в блокаду получали вместо хлеба массу, напоминающую сырую глину.
    А. М. Соколов. Переехавших Ладогу никто не встречал. После длительных хождений, наша небольшая группа вышла на питательный пункт, который я запомнил на всю жизнь, как и другие участники эвакуации. Перечитываю их воспоминания и перед глазами всплывает одна картина страшнее другой. Задаю вопрос: неужели все это было на самом деле? Было и никуда от этого факта не деться.
    В годы ВОВ место, где выдавали пищу обычно называли питательный пункт или продпункт. В Жихарево на нем оказалась большая толпа беспорядочно движущихся грязных, озлобленных, больных людей. Среди них можно было увидеть учеников артиллерийских спецшкол и ремесленных училищ. В помещении гул, ругань, давка, крики. Человек физически ослабший, собирает остатки сил и рвется к раздаче. Однако он не один. Народу перед амбразурой как перед эскалатором в метро в час пик, но только во много раз больше. Толпа колышется. У всех одна цель – дорваться до пищи. В жесточайшей борьбе многие окончательно теряли человеческий облик, зверели и становились неуправляемыми. На пункте питания человек получал или пищу, а вместе с ней и надежду выжить, либо, израсходовав последние остатки сил, умирал. Обстановка у раздачи пищи напоминало поле боя людей, потерявших человеческий облик. За порядком на питательном пункте никто не следил: ни военных патрулей, ни милиции, ни людей с повязками на рукаве. Одним словом, идеальная обстановка для всевозможного рода бесчинств. В жесточайшей борьбе между стихийно возникавшими группами побеждали более сильные. Счастливчики получали хлеб, селедку, сухие концентраты пшенной и гречневой каши, все что давали на раздаче. Теперь им предстояло с продуктами в руках выбраться из ревущей толпы. Задача очень непростая. Счастье некоторых владельцев продуктов продолжалось не минуты, а секунды. На человека набрасывалась толпа, вырывая продукты из рук.
    Кто прошел это испытание, как правило знал, что после голода сразу есть много нельзя. Кто-то помнил об этом, однако часто люди оказывались слабее здравого смысла и объедались. Наши детские натуры приходили в сильнейшее возбуждение от одного вида пищи. Окончательно ослабевшие в этой борьбе ребята не могли пробиться к раздаче пищи. Пережив голод блокады, артиллерийские обстрелы, бомбежки, смерть близких и родных людей, выбравшиеся из блокадного кольца, уже на Большой земле умирали в двух–трех шагах от баков с супом и кашей. Гибли и те, кто получив пищу, сразу же ее съедали. В тех условиях переесть, не означало много съесть. Даже сравнительно небольшой объем и вес проглоченного для многих из нас мог оказаться губительным.
    Место раздачи пищи в Жихарево превратилось в подобие ада. Люди разделились на тех кто поедет дальше и кто, едва вырвавшись из блокады, навечно останется здесь. Истощенные, больные, не приспособленные к жестокой борьбе, тут же умирали....

  6. #1666 (72342) | Ответ на # 72341
    Ю. Н. Титов. “ В Жихарево спецшкола прибывала поздно вечером, а также ночью и утром 7 февраля. Пункт питания находился в одноэтажном длинном бараке у которого возник сборный пункт спецов. Там я получил буханку хлеба, два пшенных концентрата и две шоколадки. Счастье и радость оказались непродолжительными. Не успел я отойти от раздачи, как у меня вырвали и хлеб, и шоколад, а концентраты куда-то упали. Я оказался в состоянии, близком к голодному обмороку, усиленному нервным потрясением. Слабость и физическая беспомощностьтак бы я оценил свое тогдашнее состояние. Воля к борьбе пропала вместе с вырванным хлебом, хотелось умереть, умереть как можно скорей, тут же, в бараке, среди валявшихся трупов. О своих чувствах и переживаниях больше говорить не буду. Запомнилось другое. Меня в этой обстановке выручил Лев Ломтев. Он подошел ко мне, поговорил, узнал в чем дело и сказал, чтобы я никуда не уходил и куда-то скрылся. Через некоторое время он вернулся с супом. Я ел суп с каким-то остервенением. Мне казалось, что это путь к спасению. Если кто-то не даст доесть суп, я погиб. Это была последняя соломинка за которую я ухватился мертвой хваткой, двумя руками. Все съел быстро, израсходовав на еду оставшиеся силы. Пища согрела и разморила. В организме тепло и хорошо. Я устал и хотел спать, но где найти место? Пошел к валявшимся на полу покойникам. Лег среди них и тут же заснул мертвым сном. Природа взяла свое. Организм требовал отдыха и я спал, восстанавливая силы, совершенно безразлично относясь к тому, что спал среди покойников, да и сам, судя по всему, мало чем отличался от них.”
    В. Я. Добряков. “ Пункт питания в Жихарево находился в длинном бараке. Покойники валялись как снаружи, у его стен, так и внутри помещения, где раздавали пищу. Я получил буханку хлеба, селедку, две шоколадки и манерку (солдатский котелок) каши. Многие ребята, получив долгожданную пищу, ее тут же полностью и съедали. После этого для многих наступала смерть.”
    Ю. М. Безданский. “В Жихарево прибыл где–то к утру. Водитель подогнал машину к пункту питания:
    – Ищите ребята, своих. Здесь вас покормят. Запомните, что сразу на жратву не набрасывайтесь, иначе помрете. Таких здесь везде навалом.
    Пришли в барак. Сутолока, неразбериха, давка, толкучка, как на вокзале, только мрачно и грязно. Собираются какие–то группы, бродят одиночки, у печек тесно, у стен, а то и среди помещения сидят и лежат вповалку на полу люди. Нашел группу наших спецов в форме из 1 или 2 роты:
    – Иди вон туда. Там слева от раздачи раздают талоны.
    У раздачи давка. С громаднейшим трудом умудрился получить буханку хлеба и тут же чуть не лишился ее полностью. Налетели какие– то пацаны, один из них в шинели ремесленника рванул мой хлеб к себе, все вырвать ему не удалось, у меня в руках все же осталась горбушка. Я запихал ее под пальто. Внутри помещения места нет даже сесть. Кто–то посоветовал идти в соседнюю комнату. Там действительно было свободнее. К тому же люди куда–то потянулись, может быть и на посадку. Я настолько был ослаблен, что мною овладело чувство апатии ко всему, что происходило вокруг. Мне посчастливилось найти место, даже у печки, между двумя телами и я, наконец, заснул с рюкзаком под головой. Проснулся где-то в середине дня. Место справа опустело, видно покойника оттащили, а слева лежал человек в какой-то неудобной позе: с подвернутым под себя локтем и рукой в сторону. Я толкнул его, отчего он упал на спину, но рука продолжала торчать вверх - закоченел уже. Вошла пожилая женщина в ватнике, грохнула у печки охапку дров и сказала:
    – Выходите, будем убирать.
    Л. Г. Фролов. “Лично мне хлеб удалось получить в Жихарево вполне благополучно. Однако основные испытания предстояло пережить впереди. Они начались тут же у раздачи. Счастливчику, которому удалось получить пайку хлеба, предстояло выбраться из толпы, рвущейся к пище. Голодная толпа нередко набрасывалась на него, сбивали с ног , вырывали из рук бесценный паек и мгновенно скрывались. Иногда в свалке ограбленным наносили травмы, но оказать первую медицинскую помощь было некому. Надежда почувствовать себя сытым, ощутить вкус забытой пищи для многих в тот день оказалась неосуществимой мечтой. Покойники валялись повсюду, на них никто не обращал внимание. Я тут же у раздачи проглотил кусочек хлеба, а остальное положил в брезентовый рюкзак. Дальше произошло следующее. Не успел сделать и несколько шагов, как ремесленники развязали мой рюкзак, вытащили хлеб и тут же скрылись в толпе. Я остался без вещей и без хлеба. На вещи всем наплевать. Другое дело–хлеб. Сколько в одной буханке настоящего хлеба, если учитывать, что в блокаду получали вместо хлеба массу, напоминающую сырую глину.
    А. М. Соколов. Переехавших Ладогу никто не встречал. После длительных хождений, наша небольшая группа вышла на питательный пункт, который я запомнил на всю жизнь, как и другие участники эвакуации. Перечитываю их воспоминания и перед глазами всплывает одна картина страшнее другой. Задаю вопрос: неужели все это было на самом деле? Было и никуда от этого факта не деться.
    В годы ВОВ место, где выдавали пищу обычно называли питательный пункт или продпункт. В Жихарево на нем оказалась большая толпа беспорядочно движущихся грязных, озлобленных, больных людей. Среди них можно было увидеть учеников артиллерийских спецшкол и ремесленных училищ. В помещении гул, ругань, давка, крики. Человек физически ослабший, собирает остатки сил и рвется к раздаче. Однако он не один. Народу перед амбразурой как перед эскалатором в метро в час пик, но только во много раз больше. Толпа колышется. У всех одна цель – дорваться до пищи. В жесточайшей борьбе многие окончательно теряли человеческий облик, зверели и становились неуправляемыми. На пункте питания человек получал или пищу, а вместе с ней и надежду выжить, либо, израсходовав последние остатки сил, умирал. Обстановка у раздачи пищи напоминало поле боя людей, потерявших человеческий облик. За порядком на питательном пункте никто не следил: ни военных патрулей, ни милиции, ни людей с повязками на рукаве. Одним словом, идеальная обстановка для всевозможного рода бесчинств. В жесточайшей борьбе между стихийно возникавшими группами побеждали более сильные. Счастливчики получали хлеб, селедку, сухие концентраты пшенной и гречневой каши, все что давали на раздаче. Теперь им предстояло с продуктами в руках выбраться из ревущей толпы. Задача очень непростая. Счастье некоторых владельцев продуктов продолжалось не минуты, а секунды. На человека набрасывалась толпа, вырывая продукты из рук.
    Кто прошел это испытание, как правило знал, что после голода сразу есть много нельзя. Кто-то помнил об этом, однако часто люди оказывались слабее здравого смысла и объедались. Наши детские натуры приходили в сильнейшее возбуждение от одного вида пищи. Окончательно ослабевшие в этой борьбе ребята не могли пробиться к раздаче пищи. Пережив голод блокады, артиллерийские обстрелы, бомбежки, смерть близких и родных людей, выбравшиеся из блокадного кольца, уже на Большой земле умирали в двух–трех шагах от баков с супом и кашей. Гибли и те, кто получив пищу, сразу же ее съедали. В тех условиях переесть, не означало много съесть. Даже сравнительно небольшой объем и вес проглоченного для многих из нас мог оказаться губительным.
    Место раздачи пищи в Жихарево превратилось в подобие ада. Люди разделились на тех кто поедет дальше и кто, едва вырвавшись из блокады, навечно останется здесь. Истощенные, больные, не приспособленные к жестокой борьбе, тут же умирали....

  7. #1667 (72343) | Ответ на # 71713
    Цитата Сообщение от vit7 Посмотреть сообщение
    По результатам аналитического доклада американской аудиторской компании KPMG "Фонды ЕС в Центральной и Восточной Европе", самыми зависимыми от еврофондов оказались Латвия, Литва и Эстония – 18% их совокупного ВВП формируется за счет дотаций из ЕС.

    И это средняя температура по больнице. Реальность гораздо страшнее. Так, в 2009 году антикризисная помощь Евросоюза вообще стала крупнейшей статьей дохода государственного бюджета Литвы. У Эстонии и Латвии дела шли не лучше.

    Вот и получается, что, как только ЕС перекроет этим странам финансирование, их экономики сразу рухнут. И, в принципе, все предпосылки на лицо – в проекте бюджета ЕС на 2017 год финансовая поддержка стран Восточной Европы сокращается на 23,9%, а к 2020 году вообще может быть прекращена. На этом фоне латвийский эксперт Дмитрий Смирнов предрек Латвии скорую неминуемую экономическую катастрофу, сравнимую с кризисом 2008 года. Понятно, что Литва и Эстония с ней в одном котле.
    Что интересно, "плакаться в жилетку" уже не прокатит, и даже раздутая Прибалтикой до небес тема "российской агрессии" больше не поможет, в Европе кризис и отныне она будет думать о себе и только о себе. Как, в принципе, и Америка, новоизбранный президент которой уже заявил о том, что кормить и опекать кого ни попадя она больше не будет.

    Вот и получается - с Россией отношения испортили, потеряв транзит, рынок и много чего еще, с европейского финансирования слетели, скоро еще сбегут последние налогоплательщики в поисках сытой жизни, и наступит настоящий коллапс.

    Единственное, что в итоге останется у "европейских" режимов Латвии, Литвы и Эстонии – это ненависть к России, но ее, как говорится, в карман не положишь и на хлеб не намажешь.

    Ну а я Латвии, Литве и Эстонии хочу сказать только одно - вы держитесь там!
    Их из танков обстреливают, как Украину?

  8. #1668 (72350) | Ответ на # 72343
    Жил-был Николка - самодержец Всей Руси...

    [COLOR=#0000cd][FONT=comic sans ms][B]Птицы рождённые в клетках, возможность летать считают болезнью.
    [/B][/FONT][/COLOR][COLOR=#000000][FONT=comic sans ms][B]Останься тих, когда твое же слово
    Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,[/B][/FONT][/COLOR][COLOR=#0000cd][FONT=comic sans ms][/FONT][/COLOR]

  9. #1669 (72824) | Ответ на # 72350


    Заметим что, молоко тогда брали сразу по 2-3 л.
    Свежее, колхозное .

    Точно также покупали квас -бидончиками..


    Ну пили соответственно

    Последний раз редактировалось vit7; 23.01.2017 в 06:33.

  10. #1670 (72827) | Ответ на # 72824
    Цитата Сообщение от vit7 Посмотреть сообщение
    Заметим что, молоко тогда брали сразу по 2-3 л.
    Свежее, колхозное .

    Точно также покупали квас -бидончиками..


    Ну пили соответственно
    .
    В Питере до сих пор бочки со свежим молоком приезжают на перекрестки или в жилые районы. Обычно с 4-30 до 6-30 утра торгуют.

  11. #1671 (72828) | Ответ на # 72343
    Цитата Сообщение от lehistogram Посмотреть сообщение
    Их из танков обстреливают, как Украину?

  12. #1672 (72845) | Ответ на # 72827
    Цитата Сообщение от Allent Посмотреть сообщение
    .
    В Питере до сих пор бочки со свежим молоком приезжают на перекрестки или в жилые районы. Обычно с 4-30 до 6-30 утра торгуют.
    Только молоко там из порошка видимо . Какие коровы в Ингерманландии?!
    [FONT=UICTFontTextStyleBody]My fellow Americans,
    I'm pleased to tell you today that I've signed legislation that will outlaw Russia [/FONT][FONT=UICTFontTextStyleBody]forever.
    [/FONT][FONT=UICTFontTextStyleBody]We begin bombing in five minutes[/FONT]

  13. #1673 (72853) | Ответ на # 72824
    Цитата Сообщение от vit7 Посмотреть сообщение
    Заметим что, молоко тогда брали сразу по 2-3 л.

  14. #1674 (72977) | Ответ на # 72828
    Бернард Барух и СССР
    23 января 2017
    О Барухах редко говорят. О них даже мало кто слыхал, в отличие от постоянно находящихся на слуху семейств Рокфеллеров и Ротшильдов. Однако в негласной табели о рангах тайных воротил всемирной экономики и кукловодов геополитики, Барухи стоят гораздо выше, нежели Рокфеллеры и Ротшильды, не говоря уже о мелких сошках, вроде миллиардеров-скороспелок Билла Гейтса или Марка Цукерберга. По мнению некоторых исследователей, таких как, например, академик Фурсов А. И., финансовое состояние могущественных Барухов имеет историю длиною почти в тысячу лет - а может быть и дольше. Итак, вниманию пытливого ума читателя предлагается статья о Бернарде Барухе - одном из вынужденных "засветиться" истинных, как считается, властелинов сего мира. Читайте о роли супер-олигарха в определении судеб человечества в период между 1920 - 1960 г. г.
    Источниками нижеследующей информации нам послужили сайт Теополитика.ру и некоторые другие интернет-издания:

    Бернард Барух, 1920 год

    Советник президента Дж. Ф. Кеннеди, Артур М. Шлезингер, презентует Бернарда Баруха в числе тех (А. Хаммер, А. Гарриман), кто были приглашены Лениным "для эксплуатации и разработки природных богатств России" согласно Декрету о концессиях от 1920г.(Шлезингер-младший А.М. "Циклы американской истории", 1992г., стр. 181). Декрет был подписан в ноябре 1920 года, когда "Русская армия" генерала Врангеля грузилась в Новороссийске для отплытия в Турцию.
    В 1929 году к другу СССР Бернарду Баруху приезжает его друг, английский консерватор Уинстон Черчилль – большой "демократ", враг СССР и член комитета Олимпийцев МЗО, один из "НИХ", связанный с глобальной наркоторговлей ("Nova Scotia Project"). (См.: Колеман Дж., указ соч., стр. 176). Бывший британский военно-морской министр в этот период страстно увлечён европейским фашизмом. Официально Черчилль должен совершить турне с лекциями на тему "Судьба народов, говорящих на английском языке" (улучшить своё материальное положение), неофициально же Бернард Барух берёт его 24 октября 1929 года (день крушения нью-йоркской биржи - прим. редактора) на биржу на Уолл-стрит, чтобы наглядно продемонстрировать, как "ОНИ" сильны и могут вызывать всемирные кризисы, способные взорвать глобальную экономику.
    Паника на нью-йоркской бирже фактически означала приход к власти Гитлера, европейскую войну и очередной визит американцев в Старый Свет, ослабленный кризисами и резнёй социалистов всех стран.

    1929 год, толпа у здания нью-йоркской
    биржи обсуждает её крах. Сам Барух
    ещё за год до обвала нью-йоркской биржи
    прекратил играть на фондовом рынке,
    продал все свои акции и купил вместо
    них облигации правительства США,
    таким образом обеспечив себе 100
    -процентное сохранение своих
    капиталов от обесценивания. Что это
    было - гениальное предвидение
    или нечто другое?

    Скорее всего и тогда в 1929 году, и теперь, не было никаких объективных кризисов капиталистической системы, как нет уже по сути и самой системы. Зато есть воля субъектов, извлекающих сверхприбыль из паники и безостановочного печатания долларов.
    Советский историк и дипломат В. Г. Трухановский сухо отмечает: "Летом 1932 г. он (Черчилль- указ. автора) посетил Нидерланды и Германию, где развёртывались битвы, принесшие славу Джону Черчиллю" (Трухановский В. Г. "Уинстон Черчилль. Политическая биография", 1968г., стр. 259).
    Между тем Барух, Черчилль и другие влиятельные лица были участниками игры по созданию, укреплению и сталкиванию двух тоталитарных режимов Гитлера и Сталина. Поездка в Германию такого опытного политика, как Черчилль, не могла не быть легендированной, как не могла и быть невидимой для агентов спецслужб. Следовательно, американцы и лично Барух должны были быть осведомлены об истинных целях вояжа фашиствующего британского еврея Черчилля в период отмены репараций и выборов в рейхстаг.
    Весьма любопытную информацию мы находим в книге Эрнста Ханфштангля "Мой друг Адольф, мой враг Гитлер. Воспоминания личного пресс-секретаря" (1994г.). Автор закончил Гарвардский университет (в Гарвардском клубе с ним состоял Ф. Рузвельт), возглавил семейную американо-германскую фирму, вернулся в Германию в 1922 г., а позже стал "пиар"-агентом Гитлера, и даже ввёл в нацистский ритуал приветствие гарвардских регбистов. Так вот он утверждает, что сначала сын Черчилля, буйный Рендольф, сопровождал Гитлера во время его знаменитых предвыборных полётов "Гитлер над Германией", выстроенных по англосаксонским и голливудским предвыборным пиар-технологиям. Потом и сам Черчилль захотел встретиться с Гитлером в отеле "Кайзерхоф". Ему хотелось упрекнуть Гитлера за антисемитские взгляды в довольно парадоксальной форме: "Передайте своему боссу от меня, что антисемитизм может дать хороший толчок в начале, но в качестве лозунга он не подойдёт". (стр. 227). Гитлер не захотел встречаться с Черчиллем, но зато порвал с "левым" Г. Штрассером, сманив к себе национал-большевика Геббельса.
    Ханфштангль припоминает как даже генерал британских либералов Ллойд- Джордж был благожелательно настроен к фюреру. Он передал в Берлин свою фотографию, подписанную так: "Канцлеру Гитлеру, в восхищении его смелостью, решимостью и лидерскими качествами". (стр. 260) Влиятельные западные дельцы всерьёз обсуждали с нацистами планы по закупке английских самолётов, что прямо противоречило условиям Версальского договора.
    Закончим с Гитлером простеньким анализом. Интересный получается расклад. После отъезда Черчилля в ноябре нацисты теряют два миллиона голосов на выборах; Гинденбург (рейхспрезидент Германии - прим. редактора) поначалу отказывается назначить Гитлера рейхсканцлером, но уже в январе 1933 года Гитлер приведён к присяге, как этот самый рейхсканцлер Германии; в феврале они поджигают рейхстаг и берут под столь милый Баруху полный КОНТРОЛЬ всю страну.
    Едва СССР и США в 1933г. установили в полной мере дипломатические отношения, Бернард Барух и Генри Моргентау встречают в Америке уже "полпредов России": Меира Финкельштейна, (он же Макс Валлах, он же Максим Литвинов) и Евгения Розенгольца, чтобы выработать совместную с "американскими" представителями линию действия. Из сообщника Сталина по ограблению тифлисского Государственного банка в 1907 году, Литвинов становится министром иностранных дел СССР, а в 1933 году бывшего налётчика и террориста делают председателем Лиги Наций. Напомню, что именно посланник большевиков в Лондоне Литвинов писал в декабре 1917 года рекомендательное письмо британскому дипломату и разведчику Р.Г.Брюсу Локкарту рекомендательное письмо к Троцкому: "...Я считаю его пребывание в России полезным с точки зрения наших интересов". (Локкарт Роберт Брюс "История изнутри. Мемуары британского агента", 1991г., стр. 187). В мемуарах Литвинова, изданных посмертно, говорится о том, что после его отставки советская внешняя политика не изменилась ни на йоту. Это при том, что сменивший его на этом посту Молотов говорил, что Литвинов превратил МИД СССР в "синагогу". Американские партнёры умели отличать стратегию от тактики и, когда это было надо, играли в поддавки. Если бы было бы иначе, то не возникло бы государство Израиль - плод этой "совместной линии действия": "Они" минус царь, кайзер и султан, плюс Ленин, Гитлер и Сталин.
    Когда могущественные кланы Военно-промышленного Комплекса (ВПК) обеих систем начали гонку вооружений, приносившую им баснословные прибыли и могущество, банкир Барух предложил "план" по всеобщему сокращению вооружений, которое должно было начаться с установления чего? Правильно - КОНТРОЛЯ над использованием атомной энергии. Правда всё дело в том, что в самих США именно друг большевиков Барух и контролировал производство этой самой атомной бомбы под девизом "Мы должны идти вперёд с атомной бомбой в одной руке и крестом в другой". Французский физик-ядерщик Фредерик Жолио-Кюри вспоминал: " Когда я был в Америке, известный банкир Барух, представитель Соединённых Штатов в Комиссии Организации Объединённых Нации по атомной энергии, предложил мне переехать на работу в США. Он обещал мне золотые горы при условии… впрочем, вы понимаете, что это было за условие! Я отказался, конечно. Но мне "отомстили"". (Цит. по: Кисилёв К.В. "Записки советского дипломата" 1974г., стр. 252). Когда его дочь Ирен, возглавлявшая кафедру физики в Сорбонне, в следующий раз посетила США по приглашению Комитета помощи эмигрантам-антифашистам, она была посажена в тюрьму на знаменитом острове слёз, Эллис Айленд. В 1950 г. правительство Жоржа Бидо под нажимом американцев освободило Ф. Жолио-Кюри от руководства Комиссариатом по атомной энергии.

    Уинстон Черчилль и Бернард Барух разговаривают
    в машине перед домом Баруха
    14 апреля 1961 года

    Всё это выглядит тем более странно, если учесть, чем Барух и компания помогали СССР. Помогали создавать тот самый "непобедимый и легендарный" ВПК: западные технологии, финансирование и всё такое прочее, в период, когда о Гитлере никто и не слыхал. "Одними из первых заводов, построенных в России в 1920-1930 годах, были "тракторные" заводы в городах Волгоград, Харьков и Челябинск,- указывает Р. Эпперсон. - Все три были построены американскими компаниями, а Волгоградский – восемьюдесятью американскими фирмами".( Эпперсон Р. "Невидимая рука. Взгляд на историю как на заговор" 2003г., стр. 332). Эти так называемые заводы двойного назначения кроме тракторов для крестьян, стали производить танки, бронетранспортёры, самоходки, ракетные установки, бомбардировщики и прочее вооружение. Необходимые для армии автомобили производились на двух главных заводах: Горьковском и имени Лихачёва. Первый был построен на субсидию Генри Форда в 1930-х годах. Сегодня уже начали говорить, что стальной германский меч ковался в СССР. В СССР было два сталеплавильных завода – в Магнитогорске и Кузнецке. Оба эти завода были построены американскими компаниями "Артур Дж. Мак-Кей энд ко" и "Фрейн Энджиниринг компании оф Чикаго" (Эпперсон, там же, стр. 333)
    Нынешнему поколению, как считает господствующая хунта, незачем всё это знать. Пусть смотрят "добрые", но лживые советские фильмы про революционеров, чекистов, разведчиков, свинарок и пастухов, про счастливых колхозников и злых врагов советского народа.


    [SIZE=3][I][B]В наше время верить нельзя никому. Мне - можно. [/B][/I][/SIZE]

  15. #1675 (72982) | Ответ на # 72977
    "В СССР было так хорошо! Мы хотим назад, в СССР!.."
    Хотели? Нате, что же с вами делать-то...






    Бензин АИ-95 в Магадане стали продавать по талонам
    На автозаправочных станциях Магадана введено ограничение по продаже бензина АИ-95, реализация которого теперь осуществляется по талонам, сообщает в понедельник департамент цен и тарифов регионального…
    interfax.ru
    [COLOR=#0000cd][FONT=comic sans ms][B]Птицы рождённые в клетках, возможность летать считают болезнью.
    [/B][/FONT][/COLOR][COLOR=#000000][FONT=comic sans ms][B]Останься тих, когда твое же слово
    Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,[/B][/FONT][/COLOR][COLOR=#0000cd][FONT=comic sans ms][/FONT][/COLOR]

  16. #1676 (72991) | Ответ на # 72982
    До СССРа остались считаные месяцы






    Жириновский предложил отправить пенсионеров и творческих людей на север

    Председатель ЛДПР Владимир Жириновский предложил переселить на север пенсионеров и творческих людей, не привязанных к месту работы.…
    lenta.ru
    [COLOR=#0000cd][FONT=comic sans ms][B]Птицы рождённые в клетках, возможность летать считают болезнью.
    [/B][/FONT][/COLOR][COLOR=#000000][FONT=comic sans ms][B]Останься тих, когда твое же слово
    Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,[/B][/FONT][/COLOR][COLOR=#0000cd][FONT=comic sans ms][/FONT][/COLOR]

  17. #1677 (73036) | Ответ на # 72991
    Отключен
    Регистрация
    07.12.2016
    Адрес
    в порванной в клочья
    Пол
    Сообщений
    7,510
    Цитата Сообщение от umka Посмотреть сообщение
    До СССРа остались считаные месяцы






    Жириновский предложил отправить пенсионеров и творческих людей на север

    Председатель ЛДПР Владимир Жириновский предложил переселить на север пенсионеров и творческих людей, не привязанных к месту работы.…
    lenta.ru
    при чем тут тема "как мы жили в ссср" и этот бред?

  18. #1678 (73586) | Ответ на # 44345
    Здесь все прекрасно:

    Святейший патриарх откроет Рождественские чтения, посвященные 100-летию Октябрьской революции в Кремлевском дворце, ранее известном как Дворец съездов. Где-то мы уже это проходили...

    [COLOR=#0000cd][FONT=comic sans ms][B]Птицы рождённые в клетках, возможность летать считают болезнью.
    [/B][/FONT][/COLOR][COLOR=#000000][FONT=comic sans ms][B]Останься тих, когда твое же слово
    Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,[/B][/FONT][/COLOR][COLOR=#0000cd][FONT=comic sans ms][/FONT][/COLOR]

  19. #1679 (73601) | Ответ на # 71415
    Цитата Сообщение от Allent Посмотреть сообщение
    .
    ну..
    это была роскошь..
    у нас продавались только на невском. к особому празднику открыть и угостить.
    кажется около 50 копеек стоили
    Дык копейки же! Только что ютюбы постили как дешево было! Ан нет, тогда было дорого и роскошь - 50 копеек!
    Мало вы по сэсэрэ тосковали, мало...

  20. #1680 (73626) | Ответ на # 73601
    Отключен
    Регистрация
    07.12.2016
    Адрес
    в порванной в клочья
    Пол
    Сообщений
    7,510
    а при советской деспотии менты ходили с пустыми кобурами, никаких палок и омонов, на поезда билеты продавались без паспортов да и на самолеты вроде тоже, не очень помню, плата за коммунальные услуги была копеечная.
    я даже со счетами на коммуналку не заморачивался (хоть тогда был инженеришко 3 категории с небольшой зарплатой) -написал заяву в бухгалтерию и жэк - у меня сразу все вычитали без меня. и это был мизер, вообще не влияющий на благосостояние.

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •