RSS лента

Ilia Krohmal

Иуда Симонов Искариот. Избранное + новое. Часть 11

Оценить эту запись
Цитата Сообщение от Ilia Krohmal Посмотреть сообщение
22. Разница меду сатаной и дьяволом.

Дело в том что согласно Писанию, сатана есть дьявол, а дьявол есть сатана (Откр.12:9; Откр.20:2).
Однако имеется и различие, которое не противоречит общности обоих понятий, а вносит детали, помогающие понять, почему в одних случаях употребляется термин "сатана", а в других - "дьявол".

В отношении понятия "дьявол" в предыдущих разделах были даны подробные изъяснения, согласно которым дьяволом именуется разделённое мышление, без главы Христа, регулирующего разделённое суждение по алгоритму спасения* (*алгоритм представлен посланием к семи церквям).

Понятие же "сатана", перешедшее в греческий язык из иврита, означает "противник".
Это - более общее определение.

Итак, если мы говорим "сатана", то имеем в виду стоящего напротив противника.
Если же говорим "дьявол", то подразумеваем - в чём конкретно выражается позиция противника.

То есть напротив целостного мышления стоит противник (сатана) который мыслит разделённо (дьявол).

Примеров, показывающих различие в употреблении терминов "сатана" и "дьявол", в Новом Завете предостаточно, и не представляет собой сложную задачу.

Нас же интересует контекст употребления понятий "сатана" и "дьявол" в отношении Иуды Симонова Искариота.

Напомним, в связи с этим, что согласно изъяснениям Павла в 11-ой главе послания к Римлянам, система исправления строится на оппозиционном принципе, когда создаются взаимные инструменты.

В случае с язычниками и Израилем, язычники сообразованы с Целостностью, а Израиль - с разделением.
В этой связке Израиль исполняет роль сатаны (противника), рассуждающего разделённо (дьявол).

Успех христианства вызывает ревность у Израиля, возбуждает дух соревнования, который мотивирует Израиль вникнуть в Евангельское учение Иисуса Христа и попытаться разбить его аргументы доводами из Писания.

Но втянувшись в эту работу, некоторые, по словам Павла, спасаются, потому что убеждаются в правоте Евангелия Иисуса Христа пришедшего во плоти.

23. Этот скрытый приём использования свойств дьявола при создании базы для противника, и использование его тщеславия в деле исправления и спасения, внешне выглядит как сделка с сатаной, как игра на его поле:

"1. Приближался праздник опресноков, называемый Пасхою,
2. и искали первосвященники и книжники, как бы погубить Его, потому что боялись народа.

3. Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа Двенадцати,
4. и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им.
5. Они обрадовались и согласились дать ему денег;
6. и он обещал, и искал удобного времени, чтобы предать Его им не при народе"(Луки 22:1-6)
На самом деле мы видим - и отмечали это с самого начала - что Иуда является одним из двенадцати.
Иуда - одно из двенадцати выражений Иисуса Христа.

Поэтому наши рассуждения с самого начала строились на предпосылке, что мы имеем дело с одним из аспектов Слова, который каким-то образом управляет сатаной.

Ныне мы знаем, что речь идёт о подобии плоти греховной, которая выражается числом 30, и которая создаёт новую опору для сатаны - написанное Евангелие, как раздражитель в его противостоянии Целостности.
Но она же, спасает язычников в надежде, примиряя их с Богом.

Передавая написанное Евангелие в руки Иудеев, книжников, старейшин, первосвященников, Иуда запускает механизм управления сатаной в деле спасения.

Смотрим то же самое по Иоанну, с поправкой по исходнику:

"21. Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
22. Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит.
23. Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса.
24. Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит.
25. Он, припав к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это?

26. Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту...
27.
И с куском вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.
30. Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь.

31. Когда он вышел, Иисус сказал: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем"(Иоанна 13:21-31)
Здесь действия Иуды провозглашаются как прославляющие Бога Отца (желание спасти мир) в Сыне Человеческом (в учении о том как это делается на практике).

При этом заметим: использование сатаны, игра как бы на его поле и в его интересах, начинается после принятия хлеба учения.

Следующая группа цитат посвящена контексту употребления понятия "дьявол":

"70. Иисус отвечал им: не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас — диавол.
71. Это говорил Он об Иуде Симонове Искариоте, ибо сей хотел предать Его, будучи один из Двенадцати"(Иоанна 6:70,71)
"2. И во время ве́чери, когда диавол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его"(Иоанна 13:2)
В первой цитате Иисус говорит что "Я избрал двенадцать".
Двенадцать - это прежде всего целостность.
Поэтому на контрасте с ней употребляется понятие "дьявол", а не какое-либо другое.

Что не хватает этому сегменту Слова, чтобы истинно войти в круг целостности? Почему через него дьявол имеет место в круге двенадцати?

Потому что Иуда Симонов Искариот отвечает за конструкцию новой подачи Слова в мир, именуемую подобие плоти греховной.

До тех пор, пока эта конструкция не реализована в Слово написанное, мы имеем лишь прежнее Писание, в котором прежняя конструкция подачи Слова даёт место дьяволу, располагая зоной древа познания добра и зла.

Ранее анализируя это место, а также нежелание Иуды раздавать нищим цену познаний в 300 динариев (Иоанна 12:5,6), мы пришли к вводу, что оно описывает состояние Иудея - законника, не желающего перемен и не желающего спасать мир.

Однако в свете новых открытий, мы имеем, похоже, описание метаний ума, зажатого в парадигме древа познания добра и зла, и не знающего как создаётся подобие плоти греховной.

Вторая цитата говорит о том что дьявол вложил в сердце Иуды предать Иисуса.
Удивительно, но в соответствии с учением о создании оппозиционной системы, дьявол ищет себе новое место, которое возникает при передаче написанного Евангелия миру.

После этого Иуда вкушает хлеб учения из рук Иисуса, благодаря чему приходит к пониманию оппозиционного принципа исправления и того как создаётся подобие плоти греховной, и начинает действовать.

Вообще, беседы Бога с сатаной в книге Иова, просьбы сатаны к Иисусу о просеивании учеников (Луки 22:31), - такие вещи не могут изъясняться с позиции человеческого разумения, и требуют привязки к учению.

Иными словами, взаимодействие с сатаной и есть учение, а не некие беседы, по человеческому их разумению.

В этой связи, обратим внимание, что изъясняя оппозиционный принцип, Павел ссылается на закон и пророков, в которых эти вещи были прописаны.
Но не все понимали о чём речь...
Продолжим далее
Метки: Нет Добавить / редактировать метки
Категории
Без категории

Комментарии