RSS лента

Ilia Krohmal

Дьявол вложил в сердце Иуды Симонова Искариота предать Иисуса - 2 (начало)

Оценить эту запись
Цитата Сообщение от Ilia Krohmal Посмотреть сообщение
Продолжим разбор в заданном ключе.
Напомню по предыдущей части, что дьявол имеет место в Писании, пока над ним рассуждают.
Вот что было сказано на сей счёт:
"7. И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них,
8. но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе.
9 И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним.

10. И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь" (Откровение 12: 7-10)
Небо есть Писание, и поскольку дьявол имел место на небе, и использовал его для клеветы на братьев, то крайне важно понять что это за место.

Я не буду сейчас снова погружаться в подробный разбор, а лишь напомню ответы, поскольку постоянный читатель в курсе всего этого.

Место которое имел дьявол в Писании - это закон.
Причём не сам закон, а та ниша познания, которую занимает закон.

Закон открывает возможность для рассуждения. И именно возможность рассуждать над Писанием, является окном, через которое дьявол действует на человека.

Где нет возможности рассуждать на основании добра и зла - там нет дьявола.

Сам по себе закон, когда его исполняют как должно, побеждает дьявола.
Но поскольку совершенное исполнение закона невозможно человекам, то дьявол всегда имеет возможность зацепиться за огрехи, чтобы в той или иной степени клеветать на братьев.

Представим теперь такую ситуацию, когда закон уступает место Евангельскому учению, а значит - Иисусу Христу пришедшему во плоти.

Явление Евангельского текста не только перетряхивает подачу Слова в Писании ("ещё раз поколеблю не только землю, но и небо"), но и вообще не оставляет дьяволу места на небе.

Нет больше рассуждений от закона. Наступила целостность, охватывающая видимое и невидимое, дальнее и ближнее.

В этой ситуации, единственным шансом для дьявола сохранить для себя место, является попытка воспрепятствовать Евангелию тем, чтобы убедить оставаться под законом.

Этот момент следует особо подчеркнуть: закон, который при совершенном исполнении призван победить дьявола, расценивается дьяволом как меньшее из зол, и становится инструментом в его руках.

Чтобы убедить остаться на позициях закона, судящего действительность Писания на основе добра и зла, дьявол собирает на последнюю битву все учения мира (народы), оперирующие подобным суждением:

"7. Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их — как песок морской.
8. И вышли на широту земли, и окружили стан святых и город возлюбленный.
9. И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их;
10. а диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков"(Откровение 20:7-10)
Итак рассуждение по тексту Писания - это вотчина закона. И одновременно - место, которое имеет дьявол на небе Писания.

По поводу познания Писания по рассуждению говорилось много.

Отпадение от вменённой целостности в Иисусе Христе, разделение на внешнего и внутреннего человека, является неизбежным и необходимым условием познания Иисуса Христа по правде Писания.

Младший сын должен стать блудным, и пройти круг познания Иисуса Христа на путях Писания, чтобы вернуться и получить перстень власти и право принять Царствие в силе.

Вот как рассматривается соблазн рассудить Евангелие:
"1. В то время ученики приступили к Иисусу и сказали: кто больше в Царстве Небесном?
2. Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них
3. и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное;
4. итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном;
5. и кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает;
6. а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской.
7. Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит" (Матфея 18:1-7)
Действительно, принявшие Евангелие на веру уподоблены детям, которые не знают ни добра, ни зла: они целостны.
Однако, надобно прийти соблазнам.
Но горе тому человеку через которого они приходят: лучше бы тому человеку повесить мельничный жернов и утопить в море.

Жернов - известный символ рассуждения, что ещё раз доказывает что речь идёт о соблазне рассудить.

Дальнейшее развитие этого образа связано с недостатком воздуха: будучи брошенным в море с жерновом на шее, человек задыхается в пучине морской.

Такая параллель с Иудой заставляет задуматься о соблазне применительно к двенадцати:
"27. И говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь; ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы.
28. По воскресении же Моем, Я предварю вас в Галилее.
29. Петр сказал Ему: если и все соблазнятся, но не я.
30. И говорит ему Иисус: истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня"(Марка 14:27-30)
До тех пор пока Иисус не был предан в руки грешников, сохранялась целостность круга двенадцати.
Однако как только Иуда предал Иисуса на разбор законом, ученики разбежались, а Пётр, которому задавали вопросы по Иисусу, отрёкся от Него.

Источником соблазна выступил Иуда Симонов Искариот.

Разбор, исследование, рассмотрение Иисуса законом - всё это образ жерновов.
Вопросы, которые возникли к Петру по Иисусу, свидетельствуют о заработавших жерновах.

Таким образом очевидно, что предание Иисуса в руки Иудеев - то же что переход Евангелия в зону рассуждения законом.

Что же это за круг двенадцати, который при первом же искушении рассыпается?!
Понятно, что его целостность совершенно беспомощна, и подобна состоянию младшего сына до отпадения: не испытанная, не искушённая, без опыта познания добра и зла.

Таким апостолам Царствие не доверят.

Фактически, если говорить применительно к одиннадцати аспектам Слова, то в состоянии до искушения они пребывают непознанными.
Ими пользуются, но их не знают как должно знать.

Что касается Иуды Симонова Искариота, то где ещё в Писании можно найти пример, когда исполнивший Писание осознаёт что исполняет Писание?
Обыкновенно, Писание исполняется так, что исполнившие его не осознают что оно исполнилось на них.

В нашем же случае, Иуде наперёд говорят что именно он должен исполнить Писание (!), и он в конце концов это делает.
Окончание - прямо сейчас!
Метки: Нет Добавить / редактировать метки
Категории
Без категории

Комментарии