RSS лента

Ilia Krohmal

new. Иуда Симонов Искариот, и тридцать сребренников. Часть 6 (начало)

Оценить эту запись
Цитата Сообщение от Ilia Krohmal Посмотреть сообщение
Благодаря наблюдению Романа, я проработал фразу "Равви", и, как выше писал, обнаружилось что эта фраза употребляется по отношению к Иисусу тогда, когда идёт речь о рассуждениях по Писанию.
То есть обращение к Иисусу "Равви" - это обращение к Писанию в Его лице.

В то же время, когда к Иисусу обращаются "Господь", "Господи" - то такое обращение происходит в контексте исцелений, уврачеваний, спасения.

То есть - это обращение к Евангельскому Иисусу как Спасителю.

Таким образом "Равви" - учитель Писания по линии закона, а "Господь" - Спаситель в рамках Евангельского учения.

И вот искомая сцена:
"20. Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками;
21. и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
22. Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?
23. Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;
24. впрочем, Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.
25. При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви́? Иисус говорит ему: ты сказал"(Матфея 26:20-25)
В прошлый раз мы остановились на этой фразе Иуды, имея в виду что он спрашивает Иисуса как учителя Писания, в то время как остальные ученики - как Спасителя, на основании Евангелия.

В этой связи возникает весьма интересная коллизия, которую мы будем рассматривать.
А именно: Иуда предаёт по линии Евангелия (а это сопряжено с Замыслом спасения мира), но отвечает по линии закона, который воспрещает контакт с миром.

Вопрос который возникает в связи с этим - почему поступок и ответственность рассматриваются в разных сферах?

В отношении исполнения написанного, Иисус проявляет не только твёрдость, но и показывает что продвижение иных вариантов есть нарушение Писания, а значит - нарушение воли Божией:
"51. И вот, один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо.
52. Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут;
53. или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?
54. Как же сбудутся Писания, что так должно быть?"(Матфея 26:51-54)
Ещё:
"34. Иисус отвечал им: не написано ли в законе вашем: «Я сказал: вы — боги»?
35. Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, —
36. Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: «богохульствуешь», потому что Я сказал: «Я — Сын Божий»?"(Иоанна 10:34-36)
Мы видим, что нет различия: как не может нарушиться Писание в одном, так не может нарушиться и в другом.

Получается, если ты Иудей которому вверено Слово Божие, то ты либо соглашаешься и принимаешь волю Божию положенную в Слове - либо пытаешься повредить Писание.

В этом нет ничего удивительного, ибо все Евангельские события - суть исполнение Писания.

В конце концов Писание исполнилось и на Иудеях, предавших Иисуса Пилату, которые сделали это без осознания своей роли в исполнении Писания.

Однако Писание ставит вопрос так, что не Иудеи должны схватить Иисуса, а Иисуса должны передать в руки Иудеев.

Появление передаточного звена не может быть связано ни с чем иным, как с устройством круга 12-ти.
Именно один из сегментов круга 12-ти должен передать Иисуса Иудеям, а те должны предать Его на распятие.

Круг 12-ти, в свою очередь, представляет собой двенадцать аспектов Слова Божия, двенадцать аспектов Иисуса Христа пришедшего во плоти.

Это подразумевает, что один из аспектов построен как передаточный механизм, позволяющий преобразовать Слово так, чтобы оно вошло в мир.

То есть, сам аспект должен быть таким, чтобы обеспечивать механизм передачи.
Взглянем на перекличку двенадцати:
"20. Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками;
21. и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
22. Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?
25. При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви́? Иисус говорит ему: ты сказал"
По букве, чтобы каждый отдельно спрашивал Иисуса "не я ли?" выглядит абсурдом.
Но если мы говорим о Слове, то перекличка двенадцати есть ревизия качеств Слова, и нахождение того из них, которое соответствует задаче:
При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви́? Иисус говорит ему: ты сказал
Итак для одиннадцати Он Господь Спаситель, а для одного - Равви, учитель Писания.
Кто из них больше?

Вопрос отнюдь не простой.
Взаимоотношения внутри двенадцати распадаются на одиннадцать смотрящих на Господа, и одного смотрящего на Учителя.

Здесь нужно иметь в виду, что данная диспозиция разворачивается в контексте предательства.
Смотрящие на Господа Спасителя, смотрят на результат предательства - спасение, - в то время как смотрящий на Учителя, смотрит на механизм приводящий ко Спасению.

Поэтому на данном этапе реализации Замысла, Иуда больше одиннадцати.
Более того, число одиннадцать в Писании имеет негативный смысл, и описывает немощь в познании.

Поэтому фактически, судьба одиннадцати аспектов Слова, их прославление, зависит от одного, который запустит механизм спасения.
Чуть позже мы разберём подробнее новые наблюдения относительно передачи.
Окончание - прямо сейчас!
Метки: Нет Добавить / редактировать метки
Категории
Без категории

Комментарии