PDA

Просмотр полной версии : Так причем конвенция и формацевтика?



pit bull
29.07.2017, 23:26
Этот изомер наряду с двумя другими главными изомерами — дельта-9-тетрагидроканнабинолом (далее — просто ТГК) и каннабинолом — определяет психоактивные свойства конопли. При хранении конопли (а равно гашиша и других производных конопли) каннабидиол изомеризуется в ТГК, который, в свою очередь, окисляется до каннабинола. Таким образом, постепенно количество ТГК в конопле уменьшается.


Каннабидиол обладает антиконвульсивным действием. Сам по себе этот компонент не психоактивен, однако, очевидно, оказывает некоторое влияние на действие каннабиса в целом (вместе с ТГК и каннабинолом). Существуют данные, что каннабидиол препятствует развитию панических реакций под действием марихуаны и обладает успокаивающим действием.


Есть данные о возможном антипсихотическом действии каннабидиола. Потребители конопли с повышенным содержанием каннабидиола в волосах демонстрировали меньше шизофреноподобных симптомов, по данным одного исследования. В небольшом предварительном исследовании действия каннабидиола на психоз при болезни Паркинсона также получены обнадёживающие результаты.


В одном исследовании отмечается ингибирование выработанного пристрастия к героину у крыс, получавших каннабидиол. Ведутся исследования противоракового действия каннабидиола и Δ9-ТГК


Ученые из Тель-Авивского университета в ходе проведенных исследований выявили, что каннабидиол может быть применен при лечении переломов костей. Рецепторы каннабиоидов, которые представлены в клетках организма, стимулируют формирование костной ткани, а также ингибируют потерю костной массы. В связи с этим исследуется возможность использования КБД для лечения остеопороза и прочих заболеваний опорно-двигательного аппарата.

-а че фармацевтика???

pit bull
29.07.2017, 23:29
Россия


Трудно переоценить роль конопли в истории России. Всего двести лет назад экспорт пеньки и канатов вносил такой же вклад в бюджет, как ныне нефть и газ. Сто лет назад фонари на московских улицах заправляли конопляным маслом.


Петербургский профессор Евдоким Зябловский в начале прошлого века писал, что конопля составляет «такое произведение, какого нет важнее для торговли и упражнения жителей государства Российского».







Древние скифы


Конопля была известна племенам скифов ещё до Рождества Христова и активно применялась в хозяйстве задолго до образования Киевской Руси. Семена растения в жареном виде использовали как добавку к ежедневному рациону, а стебли шли на изготовление корзин и верёвок.


Самым древним предметом, имеющим непосредственное отношение к конопле, является горшочек. Он был найден новосибирскими археологами в 1993 году в Республике Алтай, на высокогорном плато Укок.


На плато была обнаружена нетронутая гробница (или, скорее, небольшой курган) молодой знатной девушки, дочери вождя племени или скифской принцессы. Шесть лошадей в полной боевой сбруе были погребены вместе с девушкой, татуированное тело которой было одето в шёлковую и шерстяную одежду и украшено мехами, мхом и торфом.


Среди предметов, собранных в соседней с могильницей пещере, были тарелки, гребень, зеркало и горшочек с коноплёй.


Девушка пролежала в земле более двух тысячелетий. Горшочек позволяет с уверенностью утверждать, что уже в то время скифы ценили коноплю, как источник питательных и вкусных семян с неограниченным сроком хранения.


Oдной из неизвестных страниц отечественной истории остается тот факт, что дань Хазарии славяне платили, в том числе, коноплей. Ростовщическая Хазария поднялась на пустом месте благодаря тому, что иудейские купцы оседлали товарные потоки славянского коноплеводства. После отказа славянских племен делиться коноплей Хазария потеряла былую экономическую мощь.


Пеньковая бумага собственного производства появилась на Руси во второй половине XVI века во времена царствования Ивана Грозного. Начало массового производства было положено Петром I.


По царскому указу для обеспечения фабрик сырьем в армии и на флоте собирали отслужившие срок паруса, несмоленые канаты, веревки и тряпье.


Гражданскому люду предлагалось приносить остатки изношенных пеньковых и полотняных вещей в канцелярию полицмейстерских дел «за вознаграждение», с крестьян брали «тряпичный» налог. Развитию бумажного дела поспособствовал указ 1721 года об обязательном употреблении в официальном делопроизводстве отечественной бумаги.


Торговля пенькой играла такую важную роль в жизни россиян, что цветки или связки конопляных стеблей (бунты) размещали на гербах городов.


Конопля была важнейшей частью крестьянского обихода: вся одежда была соткана из ее волокон.


Пенька (пеньковая пакля) издавна использовалась для конопатки деревянных домов (возможно, само происхождение слова «конопатка» — от «конопля»). В отличие от льняной, пеньковая пакля — намного грубее из-за более высокого (до 8%) содержания лигнина и была менее подвержена гниению. Пенька также шла на канаты и верёвки — лучше всего для этих целей подходит грубое, более одревесневевшее, крепкое волокно южной конопли. Для предохранения канатов от гниения пеньковую пряжу (каболку) смолили.


Растения с мужскими цветами называли на Руси «посконью», с женскими — «матеркой». Не только выделка, но и уборка конопли была очень трудоёмкой — для того чтобы получить более тонкое и мягкое волокно, посконь выбирали вручную, оставляя матерку дозревать до получения семян. Волокно поскони использовали для получения посконных тканей, а волокно матерки — для веревок, канатов и других изделий из кручёной нити.


В крестьянских семьях ткали холсты аршинами — белье, скатерти, полотенца (по подсчетам, 10-15 аршин холста на душу). Только один Елецкий уезд давал до трех миллионов аршинов армейского холста в год.


Традиционным крестьянским промыслом было плетение конопляных чуней (веревочных лаптей, заменявших лыковые). На Орловщине он появился в самом начале XX века и был сосредоточен в основном в Хмелевской волости Ливенского уезда. На пару чуней уходило 3 фунта веревки, 2 дня труда. В губернии даже в 20-е годы XX века изготавливалось более 300 тысяч пар чуней в год. Почти все они выгодно продавались в Донбассе — по 3 рубля за пару при их стоимости в Орле — 1 рубль.







Пенько-коммерция


Начиная с XII—XIII веков пенька стала продаваться за рубеж, принося стабильную прибыль в золоте.


Первыми покупателями стали немецкие купцы Ганзейской лиги, которые активно торговали с Великим Новгородом. Вслед за ними последовали голландские мореплаватели, потом и англичане с испанцами, обладавшие самым мощным флотом. В XVI веке пуд русской пеньки в Голландии стоил 40 копеек, во Фландрии (нынешняя Бельгия) — 50 копеек, в Испании — 1 рубль.


Согласно закону «русской конопли», российский земледелец всегда собирал один пуд конопли на 10 пудов ячменя.


C 1760-х годов сибирские крестьяне на Камчатке возделывали пшеницу, овес, ячмень, коноплю. В самом начале русского земледелия на Камчатке, когда существовала реальная угроза цинги, конопля засевалась десятками пудов. Конопляные семечки сохраняли колонистам зубы и здоровье.


В допетровские времена конопля вывозилась из России через Псков, Новгород и Холмогоры. Ею торговали на рынках купцы, обязанные платить 10 % пошлины. Для более организованного контроля за доходами купцов в Пскове дозволялось торговать пенькой только на одном гостином дворе и только два раза в год (в мае и январе по две недели).


Одно время в Орле была отведена специальная площадь для торговли пенькой — Кромская. Отсюда товары потоками уходили по самым разным адресам. Как вспоминают очевидцы, по направлению Ливны-Орел-Сухиничи обозы шли в 4-6 параллельных рядов. Из Сухиничей пенька отправлялась на Зубцовскую и Гжатскую пристани, а оттуда — в Петербург.


На пеньку большой спрос был не только на рынках русских городов, ее охотно покупали европейские купцы. Торговля ею была очень выгодным делом.


В конце XVI века Болдинский монастырь скупал у крестьян пеньку и сотнями пудов продавал ее в Москву, Смоленск, Вязьму и другие города.


Продажа пеньки и коно*п*ли в 1569 году принесла монастырю около 70 % от общего дохода.


Дорогобуж также славился своим пеньковым производством. В 1660 году по царскому указу велено «сделать в Дорогобужском уезде на 200 морских стругов канатов пеньковых варовых, сколько надобно». В 1667 году, опять же по царскому указу, заказано к корабельному делу «на канаты дорогобужские добрые пеньки тысяча пуд».


В середине XIX века Дорогобуж являлся одним из главных мест Смоленской губернии по закупке пеньки у крестьян для последующей ее перепродажи. Дорогобужские купцы активно скупали её у крестьян и своего, и соседних уездов.


В XIX веке из Дорогобужа в Ржев на канатные фабрики ежегодно отправлялось до 200 тысяч пудов пеньки. В 1730 году при утверждении герба на знамени Дорогобужского полка и в городском гербе (1780 г.) отмечено:


«В щите красном с серебром три бунта пеньки».


На гербе уездного города Епифань Тульской губернии тоже имеются стебли конопли. Герб высочайше утвержден царским указом от 8 марта 1771 года, подлинное описание которого гласит:


«Щитъ, поле серебряное с черною внизу землею, изъ которой вырастают три былины конопляныя, показуя, что окружности сего города, между прочими произ*веденіями, изобилуютъ въ конопляхъ».


Цветок конопли также можно увидеть на гербе орловского уездного городка Дмитровска. Здешние купцы имели собственные склады пеньки даже в Санкт-Петербурге.







Пётр Первый


Навряд ли найдётся растение, которое интересовало Петра больше, чем конопля. Именно она открывала путь к господству на море, и внимание российского государя к выращиванию конопли было вполне объяснимым.


К 1740 году Россия стала самым крупным производителем пеньки: она поставляет на Запад 80% всего такелажа. На внутреннем рынке России конопля занимает место более важное, чем меха, лес и железо, вместе взятые.


Весь английский флот того времени зависел от русской конопли. На один корабль каждые два года уходило от 50 до 100 тонн конопляной продукции.


Костомаров пишет:


«Царь хотел, во что бы то ни стало, направить главный торговый путь на Петербург и в октябре 1713 года указал всем торговым людям во*зить пеньку, юфть, икру, клей, смолу, щетину, ревень, следуемые за границу, не в Вологду или в Архангельск, как ранее, а в Петербург. Такое распоряжение отозвалось тягостью на торговых людях, и они в поданной царю челобитной умоляли отменить этот закон и дозволить по-прежнему во*зить товары в Архангельск; у них, представляли они, с иноземцами были там прежние долговые обязательства, которых нельзя было иначе покончить, как выручкой с товара.


Так, в Вологде жили три иноземные купца, занимавшиеся очищением привозимой в Архангельск пеньки, и содержали для этой цели до 25 000 русских рабочих, которые должны были остаться без работы, если торговый путь для пеньки изменится. Притом пенька, шедшая за границу, родилась преимущественно в областях, более близких к Архангельску, чем к Петербургу; вдобавок местность Петербурга была такого свойства, что пенька, проле*жавши там несколько месяцев, легко подвергалась порче».


Только через год Петр согласился немного смягчить свои указы и разрешил половину указанных товаров вести в Архангельск, но вторую часть — непременно в Петербург.


Пётр I увеличил число государственных монополий: частным лицам теперь разрешалось подвозить пеньку, конопляное масло, деготь, икру и другие ценные товары только к речным, озёрным или морским причалам, где эти товары закупались государственными уполномоченными. Шутить с ними не рекомендовалось — указ от 13 марта 1706 года карал смертной казнью купцов, которые примешивали к кипам предназначенной для экспорта пеньки испорченное волокно или камни для увеличения веса.


Вводя карательные меры для нечистых на руку дельцов, государство оберегало честных купцов. По особому распоряжению царя к коммерческим операциям по закупке пеньки и пеньковых продуктов для вывоза за границу не допускались иностранные подданные.


Вся торговая монополия принадлежала исключительно русским купцам, закупавшим товар по деревням и весям великой России. Иностранцы вынуждены были покупать сырьё через посредника по установленной цене.


Многолетней торговлей, организацией производств по обработке конопли создали солидный капитал многие купеческие семьи.


О масштабах поставок можно судить по сохранившимся отчётным книгам:


купец Яков Якимов в период 1701–1702 гг. ввёз в Архангельск более 20 000 пудов;
болховский посадский человек Г. Богомолов вез через Курск на Украину 5 тысяч аршин хряща (грубого холста), 1720 год;
при пожаре в мае 1848 года в Орле сгорели Гостиные ряды и 100 тысяч пудов пеньки.


После смерти Петра заложенная им схема государственной монополии на экспорт конопли мало в чём изменилась. Государство закупало пеньку у помещиков и крупным оптом продавало за рубеж.


Данные за 1768 год свидетельствуют о том, что конопля по-прежнему оставалась важнейшим из предметов русского экспорта. В год вывозилось около 2,25 млн. пудов пеньки и 19 тыс. пудов каната, 120 тыс. пудов конопляного и льняного семени и 166 тыс. пудов конопляного и льняного масла.


Год от года оборот увеличивался, и к концу XVIII века ежегодно вывозилось более 3 миллионов пудов пеньки.


Если перевести эту цифру в тонны и железнодорожные вагоны, то образуется состав длиной в 80 тысяч вагонов, гружённых пенькой и паклей.


B XVIII веке Россия была мировым «пеньковым авторитетом». Для ознакомления с российским опытом выращивания и обработки приезжали из Европы и Америки.


Шестой президент США Квинси Адамс (1767—1848) был первым посланником Америки в Россию в период с 1809 по 1814 года. Он много ездил по стране и вёл очень подробный дневник, в который записывал всё новое и необычное.


Кроме всего прочего, там описан original russian процесс превращения конопли в волокно, пригодное для изготовления парусов. Автор подчёркивает, что цикл производства неукоснительно соблюдался и занимал не менее двух лет:


«Коноплю высеивали, выращивали и убирали. Сразу после уборки урожая растения на пару дней подвешивали на стойках; потом сушили в печи; затем сбрасывали в реку и приваливали тяжёлыми рамами, чтоб ничего не уплыло. После этого трава вымачивалась (три недели в тёп*лой воде летом и целых пять недель зимой), вновь на денёк подвешивалась, день сушилась в печи и потом заново мокла на дне реки целую зиму».


Разница между русской и заморской технологией была в том, что американцы оставляли копны травы вымокать на поле, и конопля увлажнялась не водой, а всего-навсего росой. Оттого их продукт был непригоден к суровому морскому использованию и годился лишь на изготовление дешёвых и не особо прочных верёвок.


После отмены крепостного права некоторые предприимчивые крестьяне организовывали собственное производство. Выдающимся примером предпринимательства может служить В. Я. Шестаков, житель слободы Ездоцкой уездного города Старый Оскол.


В 1868 году в старом сарае под соломенной крышей разместился прядильный и канатный цех с конным приводом. Полукустарное производство обслуживали шесть человек, четверо из которых плели нити из конопляной пакли, а двое свивали нити в верёвки и канаты.


Через четверть века сын основателя Н. В. Шестаков расширил производство и установил два двигателя мощностью 25 и 30 лошадиных сил. Впоследствии предприятие переросло в полноценную канатно-верёвочную фабрику. Продукция продавалась на верфи Санкт-Петербурга, Архангельска и экспортировалась за рубеж.


Многие российские города были накрепко привязаны к коноплян*нику и веками жили почти исключительно на доходы от торговли пенькой.


Поколениями купцы скупали пеньку, а ремесленники вили канаты. Многие города были полностью ориентированы на пеньковую промышленность. Иначе говоря, они располагались в центре огромных полей конопли.


Один из городков Курской губернии, Льгов, подробно описывает в своих воспоминаниях известный русский поэт Николай Асеев (1889—1963):


«Городок был совсем крохотный — всего в три тысячи жителей, в большинстве мещан и ремесленников.… Город жил коноплёй. Густые заросли чёрно-зелёных мохнатых метёлок на длинных ломких стеблях окружали город, как море.


На выгоне располагались со своим нехит*рым снаряжением свивальщики верёвок; за воротами побогаче видны были бунты пеньки…


Над городом стоял густой жирный запах конопляного масла — это шумела маслобойка, вращая решётчатое колесо».


Кроме Льгова, центрами конопляной индустрии были Серпухов, большое калужское село Сухиничи, Орёл, Болохов, Воронеж. В более поздние времена коноплю начали высеивать в Восточной Сибири.


Очень много конопли росло в Омском регионе, откуда она отправлялась в Петербург и Архангельск. Омские купцы были известными поставщиками царского двора и очень гордились своей надёжной конопляной репутацией.


Медленный конец «золотой эры конопли» в России начал надвигаться в XIX веке. Постепенно, с развитием паровых двигателей, пенька теряла своё значение сырья для парусов. Одновременно с изобретением машин на рынке стал появляться хлопок в промышленных масштабах. Росло количество больше ткацких фабрик…


Если машины успешно заменяли паруса на судах, то хлопок не менее успешно соперничал со всеми ранее известными тканями, включая грубые пестрядь и армячину.


К концу XIX века хлопок перешёл в наступление: в России коноплю перерабатывали 139 фабрик, а хлопок — уже более 400.


Себестоимость хлопковой ткани была намного ниже — везти и обрабатывать хлопок‑сырец было куда дешевле, чем конопляные стебли. Сотканная из него ткань была недорогой, и даже небогатые крестьяне могли позволить себе мягкую хлопковую рубаху.


Посевы конопли постепенно сжимались, и в коммунистический XX век Россия вступила всего с двумя десятками пенькозаводов.


Один из последних конопляных бастионов — Орловщина. Тут конопляные традиции были настолько сильны, что в спад производства никто не верил. Более того, в ногу со временем, местные купцы активно инвестировали свой капитал в технологии.


В 1915 году в Орле на производстве сложных машин для обработки конопли стал специализироваться завод, владельцем которого был купец-миллионщик Хрущов.


Наряду с заводом конопляных машин, в городе была создана крупная шпагатная фабрика с самым современным оборудованием.


Примеры, подобные орловским, — скорее, исключение, чем общая практика. Во всём мире к началу нового XX столетия конопляная отрасль переживала не самые лучшие времена, и инвестиции в эту отрасль быстро сокращались.







Конопля и коммунизм


Национализация и организация колхозов перекроили процесс выращивания и обработки конопли. После спада в 20-х годах коноплеводство пережило второе рождение в 30-х.


Были разработаны и поставлены на серийное производство специализированные машины для уборки и обработки растения. Некоторые колхозы за счет ее выращивания пошли в гору, стали миллионерами. В Герои Социалистического Труда конопля «вывела» почти два десятка колхозников.


Большая советская энциклопедия 1937 года сообщает:


«Социалистическая реконструкция сельского хозяйства резко изменила лицо отсталого коноплеводства в СССР. Развернувшееся стахановское движение в сельском хозяйстве, в частности, среди коноплеводов, обеспечило более высокие урожаи конопли. В мае 1936 года было проведено специальное совещание руководителей партии и правительства с передовиками по льну и конопле. Ряд приглашённых на совещание стахановцев-коноплеводов были награждены Орденами Союза».


В 1934 году посевная площадь советской конопли была 598 тыс. га, посевы 1936 года занимали 680 тыс. га, составляя 4/5 всей мировой площади под коноплей.


В СССР в 1933-34 гг. заготовка пенькового волокна из конопли шла ударными темпами и достигала 39,4 тысячи тонн, в 1934-35 гг. — 44,9 тысяч тонн; производство конопляного масла (из семян конопли) в 1933 г. составило 5 миллионов литров, а в 1934 г. — 6,3 миллиона литров.


Вплоть до 30-х годов не существовало регламентов или ограничений в подборке сортов. Впоследствии учёные заинтересовались генетикой конопли, и в 1931 году с советским размахом был создан Институт лубяных культур. Именно там родилась «индустриальная конопля» — высокие, мощные растения с крайне низким содержанием каннабинола. Благодаря работе института, посевы конопли в СССР стремительно росли.


Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) (март 1934 г.) за посевы конопли на усадебных, приусадебных и пойменных угодьях предоставлены специальные льготы и преимущества.


На сельхозвыставке 1954 года в павильоне «Лён, конопля и другие лубяные культуры» был отдельный зал конопли.


На примере колхоза «Родина Хрущева» Хомутовского района Курской области там демонстрировался передовой опыт возделывания среднерусской конопли на семена и волокно и южной конопли на зеленец.


В 1954 году колхозные посевы занимали 130 гектаров, из них 74 гектара среднерусского сорта ЮС-1 и южно-черкасского — 56 гектаров. Урожай конопли: с семеноводческих посевов семян — 6,04 центнера, волокна — 3,7 центнера с гектара.


Денежный доход колхоза в 1954 году составил 3 101 600 рублей, в том числе от конопли — 2 797 886 рублей, каждый гектар конопли в среднем дал доход 21 522 рубля. Такие колхозы называли «миллионниками» и ставили всем в пример.


Ключевая фигура советского конопляного этапа — Геннадий Степанович Степанов. Выдающийся российский коноплевод, автор первых среднерусских сортов конопли посевной, практически не содержащих ТГК, родился в 1937 году.


Выпускник Чувашского сельскохозяйственного института, много лет проработал на опытных хозяйствах Института лубяных культур, где участвовал в выведении 8 сортов и гибридов, в том числе «Глуховская-1», а также ЮСО-16, 19 и 24 (с пониженным содержанием ТГК).


С 1985 года Степанов — заведующий кафедрой ботаники, физиологии и селекции растений Чувашской сельскохозяйственной академии; в 1995 году зарегистрировал первый среднерусский сорт безгашишной (ТГК не выше 0,04 %) конопли «Диана».

pit bull
29.07.2017, 23:33
О 1985 первый безгашишный сорт!
Все таки клюнули на конвенцию ))
А Петр не парился, чем ниже ее естественный ТГК, тем ниже ее качество во всех реализациях )

pit bull
29.07.2017, 23:49
Так значит хлопок дешевле для одежды?
А как соприкосновение с телом?

БОЦМАН
30.07.2017, 17:36
Все это - http://www.lotosgtrk.ru/upload/iblock/f1f/f1f8542bc11649edfa55df6873cf78db.jpg

dab35
30.07.2017, 19:04
Так значит хлопок дешевле для одежды?
А как соприкосновение с телом?Хлопок привычней. Лён и конопля лучше хлопка при равной толщине нитей. Только лён требует влажное прохладное лето, сейчас с этим проблемы.....
А коноплю будут пересеивать раз сто, пока до наркош не дойдёт, что она не вставляет. :) Это единственные трудности.

pit bull
31.07.2017, 19:00
1.Хлопок привычней.
2.А коноплю будут пересеивать раз сто, пока до наркош не дойдёт, что она не вставляет. :) Это единственные трудности.

1. И долговечней ? )
2. А че вы так к этому неравнодушны? не гоните сегодняшняя пенька ваще нахер никуда не годится ))

pit bull
31.07.2017, 19:05
Все это -

Боцман ты здесь свою культуру не "рекламируй".

dab35
31.07.2017, 21:24
1. И долговечней ? )
2. А че вы так к этому неравнодушны? не гоните сегодняшняя пенька ваще нахер никуда не годится ))
1/ Без синтетических добавок - нет.
2/ Вообще-то это называется обсуждение темы. Да и речь шла об одежде.
Так значит хлопок дешевле для одежды?
А как соприкосновение с телом?При чём здесь пенька? Всё нужно для своих целей. Кому нужна одежда, кому верёвка. Для верёвок синтетика лучше - для того и делали.

pit bull
02.08.2017, 21:16
1/ Без синтетических добавок - нет.


А че без химии никак?
А Петька ваще не "причём", зачем тгк "уберают"? Да и как ;)? А была б свободная, и производственная б спокойно стояла.
А одежда и веревки это лишь ее некоторые возможности, а они шире, но основное ее направление это медицина )